X
X

Китай Вступает В Большую Среднеазиатскую Гонку За Военные Базы

Питая склонность к публичным опровержениям, Китай, по-видимому, все же стремится к расширению своего стратегического влияния в Средней Азии.

Официально китайские дипломаты открещиваются от приписываемого им желания вступать в альянсы, военные блоки и создавать за рубежом базы. Однако ранее в этом году, по сообщению китайских источников, Пекин обратился к кыргызским властям с запросом о возможности создания военной базы в Кыргызстане. Однако, как только появилась информация о контактах, китайские власти ее решительно опровергли и вопрос был на этом закрыт.

Однако интерес Пекина очевиден. После того как в конце июля узбекское правительство распорядилось выдворить США с авиабазы «Карши-Ханабад», Китай негласно, но самым недвусмысленным образом попытался выяснить возможность доступа к базе, сообщил российский военный аналитик Владимир Мухин. Это гальванизировало российскую военную политику в Средней Азии, и Москва постаралась как можно быстрее получить потенциальное право на эксклюзивный доступ к узбекским военным объектам. 14 ноября Россия и Узбекистан заключили договор о взаимной безопасности, который, по-видимому, позволяет создать в будущем российскую базу на узбекской территории. [Историю вопроса см. Архив рубрики Eurasia Insight.]

В интересе китайцев к Средней Азии, особенно в том, что касается вопросов безопасности, нет ничего удивительного. Начиная с 2001 г. Пекин энергично укреплял Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) – альянс, обязывающий Китай придти на помощь другому государству-члену ШОС в случае нападения – обычного или террористического. В последние десять и более лет в китайских вооруженных силах, включая те, что проходят подготовку для выполнения потенциальных миссий в западной провинции Синьцзян, месту проживания беспокойного уйгурского меньшинства, проводилась постоянная модернизация. Кроме того, китайские военные подразделения принимали в последние годы участие в целом ряде совместных учений с другими странами-участницами ШОС, в том числе – впервые в истории двух стран – в совместных маневрах с российскими вооруженными силами, которые состоялись этим летом. [Историю вопроса см. Архив рубрики Eurasia Insight.] Пекин увеличил также финансовую помощь в военной сфере государствам региона и повышает внимание к военной дипломатии.

Совершенно очевидно, что Китай боится военного присутствия США в Средней Азии. По словам китайских дипломатов, присутствие американских сил является не просто потенциальной угрозой, но одним из факторов региональной нестабильности. В то же время заявления высокопоставленных российских чиновников, последние из которых были сделаны в 2004 г., говорят о решительном неприятии Москвой китайского военного присутствия в Средней Азии. Пожалуй, России не нравится растущее стратегическое влияние Китая еще больше, чем возможное расширение американского присутствия в этом регионе.

После того как Мухин сообщил о притязаниях Китая на узбекскую базу, никто не выступил ни с подтверждением этой информации, ни с ее опровержением. В то же время запрос по поводу базы, по-видимому, повторно не поступал.

В контексте всего, что происходило в Средней Азии в течение последнего года, возникает несколько вопросов, касающихся стратегических интересов и целей Китая, на которые, по-видимому, нет готовых ответов. Среди таких вопросов следующие: какие вооруженные силы Пекин собирается дислоцировать на базе в Средней Азии в случае ее создания? Считает ли Китай, что Россия является угрозой, потенциальной или реальной, в Средней Азии? И как отреагировали США на сообщения о желании Пекина создать в регионе военную базу?

Интерес Пекина к созданию базы проявился на фоне растущей милитаризации региона и усиления соперничества великих держав в Средней Азии. Поэтому запросы, которые Китай направил в Кыргызстан и Узбекистан, несмотря на их негласный характер, повысили ставки в геополитической игре. Это говорит также о растущем желании использовать военные инструменты для решения региональных вопросов. И это вряд ли можно считать позитивным сигналом.

Стремясь к созданию военных баз в Средней Азии, Китай недвусмысленно заявляет о своем желании стать великой державой. В настоящий момент это может способствовать лишь еще большему ощущению тревоги и опасности, охвативших Среднюю Азию в результате как внутренних, так и внешних причин.

Стивен Бланк – профессор Колледжа Армии США. Мнения, выраженные в этой статье, ни в коем случае не выражают взглядов Армии США, Министерства обороны или американского правительства.

Китай Вступает В Большую Среднеазиатскую Гонку За Военные Базы

1 / 1
X
> <