X
X

Таджикистан: Афганские беженцы обретают безопасность, но стремятся поскорее покинуть территорию республики

Семен Хан и две ее дочери являются одними из пяти тысяч афганских беженцев, проживающих на территории Таджикистана. (Фото Эдварда Лемона)

Все больше и больше афганских беженцев, стремясь покинуть ставшие небезопасными родные места, направляют свои стопы в Таджикистан, хотя, возможно, и предпочли бы какое-нибудь другое место. Бывшая советская республика, граничащая на севере с Афганистаном, представляется более безопасной, чем Пакистан, там нет стольких общественных ограничений, как в Иране, и она более близка беженцам по духу в культурном плане, поскольку многие из них говорят на диалекте таджикского языка.

И все же Таджикистан отчаянно беден, даже в сравнении с Пакистаном и Ираном – традиционными прибежищами афганских беженцев на протяжении более тридцати лет военных действий, разворачивающихся в этой стране. Работы в Таджикистане крайне мало, и многие афганские беженцы живут здесь в хронической нищете, как и почти половина населения приютившей их страны.

Тридцатилетняя мать шестерых детей Семен Хан (Semen Khan) может отправить в школу лишь двоих из своих детей. Ее муж, как и многие другие афганцы, проживающие на территории Таджикистана, работает торговцем на местном рынке. Обстановку их дома составляет лишь кипа одеял. Такое спартанское существование типично для беженцев. Но Хан, как и многим афганцам, Таджикистан дает нечто бесценное – безопасность. "Здесь мы в большей безопасности", – говорит женщина.

За последние три года количество афганских беженцев в Таджикистане утроилось, достигнув порядка пяти тысяч человек. Три четверти новоприбывших афганцев, по оценкам ООН, являются по национальности таджиками.

Согласно правилам, установленным властями, афганцы, прибывшие в страну после 2000 года, не могут проживать в Душанбе и экономическом центре севера страны, Худжанде. Многих беженцев власти расселяют в бывшем промышленном центре, пришедшем ныне в запустение – городе Вахдате, что в 15 км от Душанбе, где их ждут не слишком блестящие перспективы. Жизнь в Вахдате особенно тяжела в зимний период, когда имеют место длительные отключения электроэнергии, а в дома не подается достаточного количества тепла и воды.

Нехватка на всех ресурсов означает, что афганским беженцам приходится сталкиваться с подозрительным к себе отношением. И действительно, по данным Международной организации по миграции (МОМ), около 18 процентов взрослого населения самого Таджикистана находятся за на заработках за рубежом.

30-летняя вдова и мать семерых детей по имени Суида (Suida), муж которой был убит во время теракта 2003 года в Кандагаре, является одной из многих беженцев, сидящих без работы. Ее поддерживает брат, который также проживает в Вахдате и кормит еще и собственную семью из девяти ртов. "Здесь для нас ничего нет, – говорит Суида, отказавшаяся назвать свою фамилию из страха перед преследованием со стороны властей. – Нет ни работы, ни денег, почти нет еды".

У беженцев имеются три основных выхода и имя им: переселение, репатриация и интеграция. Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) предоставляет беженцам юридические и социальные консультации, небольшие гранты для социально незащищенных лиц и курсы по обучению профессии. Однако "эти решения не носят постоянного характера", – говорит представитель УВКБ ООН в Душанбе Илья Тодорович. Большинство из заинтересованных сторон, включая и таджикские власти, считают наилучшим выходом переселение беженцев за пределы Таджикистана.

При содействии УВКБ ООН из Таджикистана на иное место жительство были отправлены порядка двух тысяч афганцев, главным образом в Канаду и США. УВКБ ООН надеется в этом году расширить свою программу переселения. Кроме того, несколько тысяч беженцев нашли способ покинуть Таджикистан в частном порядке.

По словам беженцев, у них все больше и больше причин поступать подобным образом. Таджикские власти с настороженностью относятся к афганцам, опасаясь, что они будут способствовать распространению на территории республики исламского экстремизма. Будучи совершенно беззащитными, многие беженцы, по их словам, все чаще подвергаются преследованиям.

Так, например, 24-летний Рафал работает на душанбинском базаре. После получившего широкий резонанс августовского массового побега из следственного изолятора подозреваемых, в число которых входили 25 исламских экстремистов, предположительно причастных к последующим нападениям на правительственные войска в Раштской долине, таджикские блюстители порядка принялись, по словам Рафала, наведываться в его лавку, вымогать деньги и угрожать прикрыть его бизнес. Рафалу говорят, что его документ беженца является поддельным, а сам он связан с бежавшими из тюрьмы, рассказал он EurasiaNet на условии, что в статье не будет названа его фамилия. Многие афганцы в Таджикистане сталкиваются с аналогичным обращением. По словам некоторых из них, за получение карточки беженца им приходится давать взятки в размере 500 долларов.

Таджикистан – единственная центральноазиатская страна, готовая принимать беженцев из Афганистана, говорит представитель УВКБ ООН Илья Тодорович. Учитывая тот факт, что Таджикистан является беднейшей из постсоветских республик, это "довольно удивительно".

Более крупные и богатые соседи Таджикистана – Узбекистан и Туркменистан, также граничащие с Афганистаном, – не дозволяют беженцам оставаться на своей территории. Душанбе продолжает проводить эту сравнительно либеральную политику из-за своей гражданской войны 1992-1997 годов, в ходе которой на территории Афганистана скрывалось порядка 80 тысяч жителей Таджикистана. Теперь таджикское правительство хочет вернуть долг, полагает Илья Тодорович.

При всем этом таджикские власти пристально отслеживают количество прибывающих в страну беженцев из опасения перенапрячь и без того обескровленную инфраструктуру страны. Афганцы тоже подчеркивают, что хотели бы перебраться из Таджикистана куда-нибудь в другое место. "Мы не хотим оставаться здесь, мы бы хотели переселиться куда-нибудь еще. Но без денег и связей мы не можем этого сделать", – резюмирует 45-летний Абдул Азиз из города Вахдата ощущения многих других беженцев.

Эдвард Лемон является независимым журналистом из Душанбе.

Таджикистан: Афганские беженцы обретают безопасность, но стремятся поскорее покинуть территорию республики

1 / 1
X
> <