X
X

Кыргызстан: Похищение невест – явление, свойственное не только сельской местности

Хотя похищение невест в Кыргызстане и является явлением, свойственным преимущественно сельской местности, подобные незаконные действия имеют место и в Бишкеке. Город наводнили мигранты из сельских областей, и молодые люди, слишком бедные, чтобы позволить себе традиционную пышную свадьбу, предпочитают похищать невест. (Фото Дина С.К. Кокса)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Семь лет назад Айджан возвращалась с двумя подружками домой с работы – она работала официанткой в центре Бишкека. Девушки не заметили, что за ними следуют трое мужчин. Пока двое удерживали двух других девушек, третий затащил 21-летнюю Айджан в ожидавшую неподалеку машину.

«Я кричала, ругалась и колотила их. […] Я умоляла их отпустить меня, но они ничего не слушали», – вспоминает Айджан. Она не знала, куда они направлялись. Когда машина наконец остановилась, дверь открыл какой-то незнакомый человек. «Ты должна быть счастлива, что я похитил тебя», – было первое, что произнес Азиз, будущий супруг Айджан.

Многим известны кражи невест как явление сельской жизни Кыргызстана. Но мало кто знает, что такое происходит и в сравнительно либеральной столице страны, Бишкеке. По словам уполномоченного по правам человека Турсунбека Акуна, город наводнили мигранты из сельских областей, и молодые люди, слишком бедные, чтобы позволить себе традиционную пышную свадьбу, предпочитают похищать невест – т.е. прибегают к методу, который, судя по отдельным данным, получает все более широкое распространение в стране в скудные постсоветские времена.

«Перебравшись в Бишкек, они не становятся вдруг либерально мыслящими», – говорит омбудсмен об этих молодых людях.

Не становятся такими и их семьи. Склоняясь перед общественным давлением, родители похищенной девушки зачастую не возвращают свою дочь обратно, потому что считается, что похищение так или иначе запятнало ее. Многие жертвы похищения подвергаются изнасилованию, а девственность дочерей высоко ценится в консервативном кыргызском обществе.

«Я хотела убежать, но его семья преследовала меня повсюду», – рассказывает Айджан (имя девушки в статье изменено). Собственные родители навестили дочь на следующий день после похищения и сказали, что не возьмут ее обратно.

Новый закон, подписанный в январе президентом Алмазбеком Атамбаевым, направлен на снижение количества похищений путем ужесточения уголовного наказания за данное преступление и введения вместо срока заключения от 3 до 7 лет срока от 5 до 10 лет. Подобный приговор практически приравнивает наказание за похищение невесты к наказанию за кражу овцы. Законодательство также меняет порядок возбуждения уголовного дела, согласно которому оно отныне не может быть, как прежде, прекращено в связи с примирением сторон.

По словам обозревателей, большинство подобных дел вообще не доходит до суда. «Мы спрашиваем девушек: «Как мы можем вам помочь? Если хотите заявить на него в компетентные органы, то мы окажем необходимую юридическую помощь, предоставим убежище и адвоката. Но они не хотят», – рассказывает Мунара Бекназарова, возглавляющая бишкекский общественный фонд «Открытая линия», ставящий перед собой задачу положить конец похищению невест.

По словам Мунары Бекназаровой, главным препятствием здесь являются консервативные нравы, бытующие среди населения, в особенности среди родителей, боящихся публичного позора.

«Если бы я могла вернуться назад, я бы ушла…Но моя семья сказала мне, что благословила наш брак. Я была зла и потеряна», – говорит Айджан, живущая сегодня в Бишкеке и родившая двух детей в браке с Азизом, находящимся сейчас на заработках в России.

Хотя соответствующие аналитические данные практически отсутствуют, согласно выводам исследования, проведенного фондом «Открытая линия», из 268 случаев похищения невест, в результате которых был заключен брак, 60 процентов пар в итоге разводятся. Вместе с тем у женщин очень мало стимулов, чтобы оставить своих похитителей: почти половина разведенных женщин – 46 процентов – признают, что вернувшись в отчий дом, они не имеют больше права голоса в семейных вопросах и их положение в семье ухудшилось.

Мунара Бекназарова с оптимизмом смотрит на новый закон. «Мужчины должны понять, что девушки имеют право выбора. И если этот новый закон станет действенным механизмом, то я поддерживаю его». Такую ее позицию разделяют широкие слои активистов гражданского общества. Уполномоченный по правам человека Акун называет закон «важной предпосылкой» к тому, чтобы покончить с похищением невест. «Это не традиция, это преступление, чуждое нашему обществу», – сказал он EurasiaNet.org.

Добиться того, чтобы общество воспринимало похищение невест как преступление, было и остается серьезной задачей. На взгляд директора бишкекского кризисного центра «Сезим» Бобусары Рыскуловой, закон не будет эффективно работать, если все общество не потребует перемен. «Девушкам следует научиться отстаивать свои права. Мужчинам нужно сказать, что женщина – не собственность, а человек», – доказывает она.

Улук, 23-летний водитель из Бишкека, подчеркивает сложность стоящей перед противниками похищения невест задачи. «Только вдумайтесь: наши родители и наши деды воспитывались подобным образом. Многие семьи, которые я знаю, были созданы путем похищения невесты и живут нормально», – говорит он.

Хотя многие скажут, что похищение невест является не традицией, а продуктом экономического спада последнего времени, это будет небольшим утешением для Айджан. «Если бы меня не похитили, я бы выучилась, получила бы диплом, – говорит она. – Могу сказать, что все это очень негативно повлияло на мою жизнь».

Асель Калыбекова является независимым журналистом из Кыргызстана.

Кыргызстан: Похищение невест – явление, свойственное не только сельской местности

1 / 1
X
> <