X
X

Почему Казахстан на самом деле отказался от ядерного арсенала?

Заметка из блога EurasiaNet «The Bug Pit»

НОВОСТИ / БЛОГИ. Согласно версии, разработанной Казахстаном, именно горький опыт республики, на территории которой проводились ядерные испытания, и заставил ее отказаться от своего ядерного арсенала. Но Назарбаев – это в первую очередь прагматик, который вряд ли принял бы такое знаменательное решение исключительно по сентиментальным основаниям. За ответом на вопрос, почему он отказался от ядерного оружия, далеко ходить не надо, достаточно просто взглянуть на получившую его одобрение биографию «Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана», а также нижеследующий рассказ о встрече Назарбаева с должностными лицами США, включая Госсекретаря Джеймса Бейкера.

Когда 22 года тому назад Казахстан обрел независимость и получил в наследство от Советского Союза ядерное оружие, он решил оказаться от него. Читателям, которые хоть сколько-нибудь следят за событиями в Казахстане, сей факт прекрасно известен, потому что правительство Казахстана не упускает ни единой возможности о нем упомянуть.

Став одной из немногих стран, когда-либо отказавшихся от ядерного оружия, Казахстан сделал это центральным пунктом своей кампании по позиционированию республики ответственным членом мирового сообщества. Казахстан запустил проект по борьбе с испытанием ядерного оружия «Атом» и выступил принимающей стороной в дипломатических переговорах по иранской ядерной программе.

Казахстан, безусловно, не только обладал советским ядерным арсеналом; на его территории находился полигон, где проводились испытания ядерного оружия, оказавшие разрушительное воздействие на здоровье населения Казахстана на долгие годы вперед. Согласно версии, разработанной с той поры Казахстаном, именно горький опыт республики, на территории которой проводились ядерные испытания, и заставил ее отказаться от своего ядерного арсенала.

В статье под названием «Чему Иран может научиться у Казахстана», опубликованной в газете «Нью-Йорк Таймс», президент РК Нурсултан Назарбаев писал:

«Антиядерный настрой казахстанцев был настолько велик, что нам удалось закрыть Семипалатинский полигон даже до того, как страна обрела независимость в результате распада Советского Союза двадцать лет назад».

«С обретением независимости мы превратились в четвертую по величине ядерную державу в мире. Одним из первых наших шагов в качестве суверенного государства был добровольный отказ от этого оружия».

«За прошедшие годы мы неустанно работали, призывая другие страны последовать нашему примеру и построить мир, в котором угроза ядерного оружия станет достоянием истории».

Но Назарбаев – это в первую очередь прагматик, который вряд ли принял бы такое знаменательное решение исключительно по сентиментальным основаниям. За ответом на вопрос, почему он отказался от ядерного оружия, далеко ходить не надо, достаточно просто взглянуть на получившую одобрение властей биографию «Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана», а также нижеследующий рассказ о встрече Назарбаева с должностными лицами США, включая Госсекретаря Джеймса Бейкера:

«[Назарбаев] заверил своих американских гостей, что Казахстан не имеет ни малейшего намерения вступать в милитаристский клуб ядерных держав, что он реалистично оценивает отсутствие у себя возможностей обеспечить техническую сторону и оплачивать расходы на содержание ракет на своей территории, и что как президент он уже давно выступает против присутствия ядерных объектов у себя в республике. При этом Н. Назарбаев дал ясно понять, что не собирается отказываться от ядерного арсенала Казахстана, не получив ничего взамен. «В первую очередь я бы хотел получить гарантии безопасности», – напомнил он.

«Джеймс Бейкер, знавший, что США не в состоянии выступить гарантом безопасности бывшей советской республики, имеющей общую границу с Россией протяженностью 5600 км, попытался отговорить Назарбаева от этого требования в довольно жестких выражениях. Завершился разговор суровым предостережением, что на каждую межконтинентальную баллистическую ракету, размещенную в Казахстане, нацелены по три американских ракеты. «Меня это не пугает и, в любом случае, дело не в этом, – ответил Назарбаев. – Мы будем решать все вопросы на равноправной основе. Прежде всего, нам нужно знать, что Казахстан получит в обмен на демонтаж этих вооружений …»

«Назарбаев настаивал, что Казахстану не нужно ядерное будущее. На него не произвели никакого впечатления раздававшиеся внутри страны голоса казахстанских аналогов неоконсерваторов, которые хотели, чтобы молодые и необученные вооруженные силы республики взяли под контроль ракеты как механизм ядерного сдерживания на службе у независимого государства. Не менее пренебрежительно отнесся он и к тайным поползновениям со стороны арабских эмиссаров, призывавших его сохранить, по их выражению, «исламскую бомбу».

Один из таких эмиссаров доставил цветистое письмо от ливийского лидера Муаммара Кадафи, в котором тот умолял Назарбаева «во имя ислама» не избавляться от ядерного арсенала. Другой посланец из богатого нефтью ближневосточного государства предложил предоставить Казахстану 6 млрд долларов на покрытие расходов на содержание своих ядерных сил. Назарбаев счел такие предложения смехотворными. Ему нужны были международное признание, респектабельность, инвестиции и безопасность. Эти цели были несовместимы с сохранением ядерного арсенала».

Взамен Казахстан получил значительный объем американской помощи в деле технического избавления от ядерного оружия, а в более широком смысле – статус ответственного члена международного сообщества, как говорится в биографии, а также «международное признание, респектабельность, инвестиции и безопасность». В этой части рассказ из официальной биографии по большей части совпадает с независимыми отчетами.

И все же это слащавое повествование о Казахстане, отказывающемся от своего ядерного арсенала по причине болезненных воспоминаний, начинает укореняться в умах, найдя отражение, к примеру, в недавней публикации журнала «Атлантик». А в результате предстоящего тематического журналистского тура в Казахстан в рамках Международного журналистского проекта (International Reporting Project) появится еще немало материалов о ядерной истории Казахстана.

В реальной истории о том, почему Казахстан отказался от своего ядерного арсенала, нет ничего особо постыдного. В самом деле, жители Казахстана должны быть довольны, что их президент столь решительно провел переговоры и добился, чтобы республика не осталась внакладе из-за принятого им решения, не удовольствовавшись одной только эмоциональной реакцией на ядерное оружие. Но реальная история не так интересна, как озвученная сентиментальная версия. Она больше подходит для международного внешнеполитического журнала, чем для обычного популярного издания, журналисты же могут легко поддаться непреодолимому желанию написать о пострадавшей республике, преодолевающей свое болезненное прошлое, делая принципиальный, самоотверженный выбор.

Давно известно, что Казахстан платит за позитивное освещение своей страны. Но гениальность озвученной версии состоит в том, что она настолько привлекательна для журналистов, что платить им нет никакой необходимости. Кем бы ни был автор этой пиар-стратегии, он заслуживает самого большого гонорара, который ему (или ей), несомненно, был выплачен. Ход воистину блестящий.

Журналистам трудно удержаться, балансируя на этом канате. С одной стороны, ядерная история интересна, да и не во всякой же публикации рассказывать о диктаторских замашках Казахстана. Однако, как отметила журналист EurasiaNet Джоанна Лиллис, данный сюжет служит, помимо всего прочего, целям «формирования имиджа Казахстана» и отвлечения внимания от раздающейся на международной арене критики в адрес его постепенно углубляющегося авторитаризма. Самое меньшее, что можем сделать мы, это проследить, что мы не выполняем за Казахстан работу по его пиару.

Джошуа Кучера является независимым вашингтонским журналистом, специализирующимся на освещении проблем безопасности в Центральной Азии, на Кавказе и Ближнем Востоке, а также автором блога «The Bug Pit» на сайте EurasiaNet.

Почему Казахстан на самом деле отказался от ядерного арсенала?

1 / 1
X
> <