X
X

Кыргызстан: Подпольный золотой рудник кормит горное селение

В ряде электрических сит промывается песок из раздробленной породы, и более тяжелые частички золота оседают на дне. (Фото: Асель Калыбекова)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Спустя поколение после обретения независимости в результате распада СССР большинство сел Кыргызстана превратились в ветхие, полуразрушенные поселения, являя собой картину безнадежности и отчаяния. Полные сил молодые люди поразъехались – кто в столицу Бишкек, кто в качестве чернорабочих в Россию. Но в одном горном поселке ситуации совсем иная – и все благодаря тайному золотому руднику.

По словам жителей поселка, советские геологи открыли золотую жилу в далекой Нарынской области еще в 1940-х годах. Но золота здесь так и не добывали, пока экономический кризис 1990-х годов не вынудил заняться этим местных «диких геологов», как окрестили себя сами эти люди.

«Без этого наш поселок погряз бы в преступности и воровстве», – говорит один рудокоп, по образованию агроном. – Прежде, пока люди не стали работать на руднике, это было очень криминогенное место. Никто даже веника во дворе не оставлял».

По словам жителей села, порядка 60 процентов местных мужчин работают на руднике на регулярной основе, хоть это и незаконно. Эта работа содержит все местное население, насчитывающее около трех тысяч человек. В условиях, когда других возможностей найти работу мало, а добыча золота приобретает все более скандальный и политизированный характер, жители села стараются соблюдать предельную осторожность. Они согласились побеседовать с EurasiaNet.org на условиях строжайшей анонимности, настаивая, чтобы даже название поселка не фигурировало в публикации.

По словам еще одного рудокопа, работающего на разрабатываемом открытым способом месторождении вот уже более десяти лет, с помощью золота они с супругой, школьной учительницей, сумели вырастить трех детей и построить скромный дом. Сегодня его сын изучает геологию в Бишкеке, намереваясь пойти по стопам отца. «Всем, что у меня есть сегодня, я обязан этому руднику», – говорит он, указывая изрытой глубокими морщинами рукой на гору.

Человек, попросивший называть его Бакыт, регулярно раз в два месяца вместе с четырьмя-пятью своими сотоварищами проделывает трехчасовой путь наверх к карьеру на джипе, груженном теплой одеждой, палатками и продовольственными припасами, которые они готовят на переносной газовой плитке – мясом, рисом, овощами. «Пища должна быть высококалорийной, потому что труд очень тяжелый», – говорит он.

Во время этих экспедиций, продолжающихся до месяца, горняки ищут кварц и пирит, свидетельствующие о наличии золота. «Обнаружив маленькие блестящие кусочки золота, мы начинаем копать кирками и мотыгами», – рассказывает Бакыт.

Они насыпают перспективную породу в 50-килограммовые мешки и возвращаются домой на кустарную фабрику. Там одна машина разбивает породу в песок, который затем промывается в нескольких электрических ситах, а более тяжелое золото остается на дне. Даже спрятанные в гараже, эти машины издают такой грохот, что слышно на улице. Но, похоже, все до единого в поселке экономически заинтересованы в успехе предприятия, и этот стимул заставляет их держать рот на замке.

Золотой песок содержит золото, серебро, железо и пирит. Пирит выжигается высококоррозийным раствором азотной кислоты в ходе процесса, который мог бы немало напугать инспекторов по технике безопасности. Снаружи, на открытой площадке, без очков и других защитных приспособлений, рабочие смешивают кислоту и песок в емкостях из нержавеющей стали и отходят назад, когда они начинают взаимодействовать.

«Мы ставим кювету против ветра, чтобы не вдыхать дым», – говорит Бакыт, описывая этот дым, который сначала бывает «черный, потом становится желтым. В конце он делается белым и прекращается. Так мы понимаем, что процесс завершился». Азотную кислоту можно (незаконно) достать в Бишкеке по цене около 5 долларов за литр. Химики-любители удаляют железо с помощью магнитов. В итоге, рассказывают они, получается золотой песок, содержащий порядка 83-85 процентов золота и 15 процентов серебра. Это соединение продают одному из нескольких посредников поселка по установленной цене за грамм на 4-5 долларов ниже цен на мировом рынке из-за примеси серебра.

Жители села пристально следят за колебаниями рыночных цен при помощи мобильного Интернета.

Те, кто не принимает непосредственного участия в добыче, тоже не остаются внакладе, объясняет один из представителей местного выборного органа власти. Снабжение в магазинах села отличное, несколько мужчин работают водителями, занимаясь доставкой рудокопов к месторождению и обратно на машинах. В отличие от многих кыргызских селений, где большинство молодых людей поразъехались в поисках работы, мало кто из местных жителей хочет уехать отсюда. Некоторые из уехавших в 1990-х годах даже вернулись обратно.

Рудник «приносит пользу этим людям и всему поселку. «Каждый занимается тем, чем может, чтобы прокормиться, – говорит чиновник. – Плюс рабочие на золотом руднике выделяют деньги на социальные нужды. Так что имеет место не только финансовое, но и социальное воздействие».

Финансовые блага могут незаконным образом попадать и в карманы местных должностных лиц – явление, широко распространенное на территории Кыргызстана и бывшего СССР. По словам одного из жителей поселка, блюстители порядка порой останавливают машины на идущей от рудника дороге и требуют заплатить «дань» в размере 300 сомов (около 6 долларов) с мешка породы. (Каждая машина, возвращающаяся с месторождения, везет до десяти таких мешков).

На вопрос, обладают ли рабочие техническими знаниями, необходимыми для обращения с такими химикатами, как азотная кислота, член местного совета ответил, что местные жители более осторожны, чем иностранные инвесторы, потому что «сами живут здесь». Иностранные компании нередко ругают в местной прессе за вред, причиняемый окружающей среде, – порой справедливо, а порой и нет.

По его словам, жители поселка пытались получить разрешение на эксплуатацию рудника на законных основаниях, но так и не получили ответа из Бишкека. Теперь, когда парламент рассматривает возможность национализации самого крупного золоторудного месторождения, принадлежащего канадцам «Кумтора», сельчане боятся обращаться к властям вновь. «Я не думаю, что власти прислушаются к нам, они просто запретят добычу», – говорит член местного совета.

В недавнем прошлом этот как будто и не существующий рудник уже становился яблоком раздора. По сообщению Радио Азаттык, в 2011 году государственная золоторудная компания «Кыргызалтын» попыталась продать его одной китайской фирме. Решение, похоже, было положено под сукно после акции протеста, устроенной жителями села в областном центре, городе Нарын.

«Это воровство. Этого нельзя допускать, это подлежит преследованию со стороны местных органов власти», – полагает недавно вышедший на пенсию замдиректора Государственного агентства геологии Кадырбек Какетаев.

Однако жители села не намерены прекращать свою деятельность.

«Нам все равно, зима или лето, мы находимся там круглый год», – говорит один рудокоп. Рудник не сделал его богачом, но он обеспечивает этому человеку то, что так редко можно встретить в сельской местности Кыргызстана – комфортную жизнь. Это еще и рискованное занятие, объясняет он: экспедиции порой возвращаются домой с пустыми руками, только увеличивая долги. Но успешная экспедиция может принести порядка двух тысяч долларов.

«У нас здесь золотая лихорадка, от которой никогда не излечиться. Мы будем заниматься этим всю свою жизнь», – говорит Бакыт.

Асель Калыбекова является независимым журналистом из Кыргызстана.

Кыргызстан: Подпольный золотой рудник кормит горное селение

1 / 1
X
> <