X
X

Таджикистан: В США раскрыты документы, указывающие, что доходы от «ТАЛКО» идут в карманы родственников Рахмона

Крупнейшее предприятие Таджикистана – государственный алюминиевый завод «ТАЛКО» – выступает ответчиком в сложнейшей тяжбе с крупнейшим производителем алюминия, российской компанией «РУСАЛ». (Фото Дэвида Триллинга)

Таджикистан, беднейшая из бывших республик СССР, обладает одним весьма значимым промышленным активом – алюминиевым заводом «ТАЛКО», который в удачный год приносит сотни миллионов долларов. На протяжении многих лет это государственное предприятие «славится» непрозрачностью своей работы. Сегодня, на седьмом году судебной тяжбы с крупнейшим в мире производителем алюминия – российским предприятием «РУСАЛ» – появились судебные и банковские документы, подкрепляющие подозрения, что доходы от «ТАЛКО» поступают в карман родственников президента этой центральноазиатской республики.
 
В регионе, где кумовство является скорее правилом, нежели исключением, такая новость вряд ли приведет в негодование жителей Таджикистана. Однако судебный процесс доказывает, как сложно бывает скрыть щекотливую информацию в глобализованном финансовом мире. А при умелом использовании вскрывшихся фактов они могут дать Москве новый рычаг геополитического воздействия на Душанбе.
 
Государственные средства на частные самолеты
 
Самые поразительные цифры из связанных с «ТАЛКО» банковских документов касаются на данный момент реактивных самолетов: как явствует из документов, переданных по распоряжению нью-йоркского федерального суда ранее в этом году «РУСАЛу», почти 100 млн долларов из доходов алюминиевого предприятия, похоже, пошли на приобретение двух самолетов «Боинг-737» для создания частной авиакомпании, контролируемой, по имеющимся сообщениям, шурином президента. Приблизительно в момент этой самой покупки граждан в Таджикистане в принудительном порядке обязывали делать ежемесячные взносы на строительство гигантской ГЭС, необходимой республике не в последнюю очередь для того, чтобы удовлетворить потребности «ТАЛКО» в электричестве.
 
Инициированная властями кампания по сбору средств для Рогунской ГЭС, до сих пор недостроенной, имела место в 2010 году. В рамках этой кампании многие жители Таджикистана – включая учителей, получавших на тот момент по 30-40 долларов в месяц, – должны были отдавать половину своих заработков в течение нескольких месяцев. Собрано было порядка 180 млн долларов, пока иностранные доноры не предупредили, что среди населения растет голод, а стране грозит экономический спад.
 
Деньги на два самолета – свыше 96 млн долларов, согласно документам Deutsche Bank, которые показали EurasiaNet.org представители «РУСАЛа», – были заплачены в период с июля 2008 года по ноябрь 2010 года с банковского счета, принадлежащего корпорации CDH Investments Corporation. Эта корпорация, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, до 2007 года выступала посредником и бенефициаром алюминиевого завода, закупая для предприятия сырье и реализуя выпускаемую им продукцию с немалой для себя выгодой.
 
Большая часть проплат за «боинги» помечена «для «Сомон Эйр» – первой частной авиакомпании Таджикистана, которой принадлежат самые лучшие места в Душанбинском международном аэропорту и которая по большей части вытеснила с рынка государственного авиаперевозчика – «Таджикские авиалинии». Судя по серийным номерам банковских переводов вкупе с данными портала Planespotters.net, указанные самолеты по-прежнему числятся за «Сомон Эйр».
 
Авиакомпания «Сомон Эйр» не ответила на неоднократные просьбы прокомментировать факт приобретения ею данных воздушных судов, а также поделиться информацией о структуре собственности компании.
 
И «Сомон Эйр», и корпорация CDH, равно как и частный банк, производивший платежи за самолеты по поручению CDH, связаны с одним человеком – шурином президента Эмомали Рахмона, Хасаном Асадуллозода (Садуллоев). Будучи председателем «Ориёнбанка», где компания CDH держала свои средства, Хасан Асадуллозода показал в 2008 году в Лондонском Высоком суде, что он контролировал CDH и планировал вложить доходы компании в «транспортную инфраструктуру» и туризм. В многочисленных депешах посольства США, обнародованных организацией Wikileaks, он называется лицом, либо владеющим, либо контролирующим «Сомон Эйр».
 
В депеше за сентябрь 2009 года тогдашний посол США Кеннет Гросс (Kenneth Gross) писал, что «Ориёнбанку» Асадуллозоды принадлежит авиакомпания, которую «контролирует президент», а руководит ею Асадуллозода. Просьбы о комментарии, отправленные на электронную почту «Ориёнбанка», остались без ответа.
 
В одном из подразделов той депеши под заголовком «Как всегда коррумпированно и почти столь же глупо» Кеннет Гросс отмечал, что частная авиакомпания учреждена «по капризу президента» и представляет собой «комедию ошибок». Первые два «Боинга-737», писал дипломат, были приобретены «в спешке», дабы «выполнить приоритетную политическую задачу по созданию частной авиалинии», и на первых порах эксплуатировались не слишком умело.
 
Ответственный за информацию и связи с общественностью «ТАЛКО» Игорь Саттаров подтвердил, что CDH приобрела «боинги» для «Сомон Эйр» по поручению правительства и вкладывала доходы в другие государственные «социальные программы». Он назвал эту авиакомпанию «визитной карточкой Таджикистана».
 
Предположения о том, что доходы от «ТАЛКО» направлялись на содержание частной авиакомпании, Саттаров назвал «абсурдом», отметив, что на тот момент официальных связей между «ТАЛКО» и CDH не существовало; CDH оказывала услуги предшественнику «ТАЛКО» – алюминиевому заводу «ТадАЗ», пока завод не был переименован в 2007 году. И все же в своем январском постановлении федеральный суд США счел эти структуры достаточно тесно связанными, чтобы предоставить «РУСАЛу» доступ к банковской документации CDH.
 
Сегодня адвокаты «РУСАЛа» тщательно изучают эти документы с целью выявления финансовых средств и имущества, которые можно было бы забрать в счет долга, составляющего, по утверждению «РУСАЛа», свыше 360 млн долларов. «Я ищу карту сокровищ», – сказал один близкий к компании источник. Он же сообщил, что в «РУСАЛе» подготавливают иск с целью вступить во владение «Боингами-737».
 
«РУСАЛ» и «ТАЛКО»: Санкционированные государством взаимоотношения потерпели крах
 
История взаимоотношений между «РУСАЛом», его предшественниками и «Таджикским алюминиевым заводом» уходит в 1990-е годы, в ней переплетаются коммерческие интересы двух предприятий с их связями с политическими элитами соответствующих двух стран.
 
Нынешний конфликт возник после смены руководства на таджикском заводе в 2004 году. В ходе развернувшегося впоследствии незавершенного сражения в Лондонском Высоком суде представители прежнего руководства завода утверждали, что переход под новое управление был задуман и осуществлен людьми из окружения Рахмона и «РУСАЛом». В «ТАЛКО» по-прежнему считают, что прежнее руководство расхитило сотни миллионов долларов. Две стороны урегулировали свои разногласия во внесудебном порядке, а судебные издержки, по имеющимся данным, составили в общей сложности более 100 млн долларов.
 
С переменой в руководстве наступил непродолжительный период приязненных отношений между «РУСАЛом» и «ТадАЗом», когда филиалы «РУСАЛа» получали прибыльные контракты на закупку и поставку продукции.
 
Эти контакты подкрепил обещанный Таджикистану в 2004 году российским президентом Владимиром Путиным пакет инвестиций в размере 2 млрд долларов, по большей части на цели достройки гигантской Рогунской ГЭС, о которой президент Рахмон говорит чуть ли не с религиозным придыханием. Дружественный Кремлю «РУСАЛ» должен был, по сути, курировать это строительство; в обмен предполагалось предоставить ему контрольный пакет акций алюминиевого завода.
 
Однако к 2006 году сделка под названием «Рогунская ГЭС в обмен на завод» потерпела крах, по-видимому, из-за конфликта по поводу высоты плотины. Помимо всего прочего новое руководство завода более-менее сосредоточило в своих руках весь производственный цикл, задействовав оффшорных партнеров как для поставки сырья, так и для реализации готовой продукции. При этой системе государственный завод стал фактически одним из субподрядчиков, перерабатывая за небольшую плату сырье и получая (если получая вообще) лишь малую толику доходов от реализации готовой продукции. Доходы, составлявшие в 2006-2008 годах, по некоторым оценкам, порядка 300 млн долларов в год, сначала доставались компании CDH (вплоть до начала 2007 года), а затем структуре под названием Talco Management Ltd (TML), также зарегистрированной на Британских Виргинских островах и до сих пор являющейся главным партнером «ТАЛКО» по толлингу. По словам представителя «ТАЛКО» Саттарова, данная схема гарантирует, что доходы остаются в руках Таджикистана, и защищает компанию от «барракуд» вроде «РУСАЛа».
 
После ухода «РУСАЛа» из Таджикистана в 2007 году его дочерние компании Hamer Investing Ltd и Aluminum and Bauxite Company (Albaco) инициировали в Швейцарии арбитражный процесс, завершившийся в октябре прошлого года двумя победами. Швейцарский трибунал распорядился, чтобы «ТАЛКО» уплатил компании Hamer 275 млн долларов за нарушенные 10 лет тому назад контракты на поставки. Затем суд на Британских Виргинских островах поддержал более раннее постановление швейцарской инстанции о выплате 70 млн долларов компании Albaco. По словам представителя «РУСАЛа», учитывая накручивающиеся по решению суда проценты в размере почти 45 тыс. долларов в день, долг «ТАЛКО» филиалам компании, по имеющимся подсчетам, составлял по состоянию на 20 мая 363 млн долларов.
 
«ТАЛКО» отвергает решения зарубежных судов, настаивая, что дела должны разбираться в суде Таджикистана. По утверждению компании, она располагает документальным подтверждением того, что «РУСАЛ» прибег к преступным схемам с целью обанкротить таджикский завод и тем самым устранить конкурента. «РУСАЛ» эти обвинения отвергает, указывая на то, что швейцарский трибунал отклонил встречный иск «ТАЛКО» на сумму в 400 млн долларов.
 
Честная игра – не самая сильная из сторон Таджикистана
 
На сегодняшний момент «РУСАЛ» одерживает победу в судебных тяжбах, происходящих главным образом в западных судах. В январе федеральный суд Южного Округа Нью-Йорка предоставил компании право ознакомиться с долларовыми операциями не только «ТАЛКО», но и ныне несуществующей CDH и компании TML, в настоящее время осуществляющей многие из прежних функций CDH. Тот факт, что долларовые переводы проходили в основном через Нью-Йорк, обеспечил необходимую подведомственность дела данной судебной инстанции.
 
Также в январе компании Hamer и Albaco подали на Британских Виргинских островах в суд с иском на TML и «ТАЛКО» о сговоре и мошенничестве, конкретно назвав финансового и коммерческого директора «ТАЛКО» Шерали Кабирова. Данный процесс грозит превратить Кабирова, время от времени сопровождающего Рахмона в официальных поездках, в человека, по следу которого идут правоохранительные органы.
 
Как сообщил EurasiaNet.org Шерали Кабиров по электронной почте, «ТАЛКО» активно настроен на переговоры и готов «искать совместное коммерческое решение», которое позволит «РУСАЛу» вернуться в Таджикистан.
 
У руководства компании «РУСАЛ», заявившей в прошлом году убытки в размере 3,2 млрд долларов, идея возвращения в Таджикистан вызывает усмешку. Их компания была вынуждена законсервировать производство на ряде заводов в России, отмечают они. Более того, по словам ряда сведущих людей, «РУСАЛ» не доверяет ни стремлению своих таджикских коллег добросовестно вести переговоры, ни способности таджикской судебной системы вершить правосудие.
 
Как заявил 21 мая официальный представитель «РУСАЛа», компания сделает все возможное для исполнения судебных решений, но не имеет никакого намерения возбуждать дело в Таджикистане: «Мы не верим, что в [таджикской] юрисдикции может быть обеспечено справедливое и объективное разбирательство». Официальный представитель пожелал остаться неназванным, сославшись на политику компании.
 
Независимые оценки системы государственного управления в Таджикистане разделяют опасения «РУСАЛа». «Судебная система [Таджикистана] не обеспечивает эффективного правоприменения, а системные проблемы государственного управления продолжают негативно сказываться на осуществлении реформ, неся в себе риски для любых потенциальных частных инвестиций», – отмечал в апреле Азиатский банк развития.
 
Вскоре после выигранного «РУСАЛом» иска в Швейцарии налоговая полиция Таджикистана открыла расследование по подозрению в нарушениях на ряде объектов в Таджикистане, принадлежащих компаниям, близким к главе «РУСАЛа» Олегу Дерипаске, включая отель «Хаятт Ридженси Душанбе» и бизнес-центр «Созидание», в котором расположены офисы Всемирного банка. «Отель стал заложником ситуации», – говорит близкий к «РУСАЛу» источник, попросивший не называть его имени, не будучи уполномоченным давать публичные комментарии.
 
По словам должностного лица «ТАЛКО», налоговая полиция просто расследует сигнал о существовании в отеле «Хаятт» схемы уклонения от налогов. Сеть отелей отказалась прокомментировать это через лондонскую консультационную фирму по «управлению репутацией» Portland Communications.
 
Создающееся общее впечатление, что честная игра – не самая сильная сторона Таджикистана, подкрепляется тем фактом, что родственники президента Рахмона занимают высокопоставленные посты в различных «хлебных» государственных структурах. Его сын возглавляет Таможенную службу, его зять является замминистра финансов, а племянник занимает высокий пост в налоговой полиции.
 
Невидимая рука Москвы
 
При всех этих исках, встречных исках и решениях суда складывается ощущение, что Кремль мог бы, если бы захотел, урегулировать это противостояние между «РУСАЛом» и «ТАЛКО». «Мы хотим получить свои деньги. И мы хотим, чтобы международная общественность знала, что это режим, который не платит своих долгов», – сказал близкий к «РУСАЛу» источник о противостоянии компании с «ТАЛКО». Единственное, по словам источника, что может заставить «РУСАЛ» пойти на попятный, это прямое указание со стороны Кремля.
 
Взаимоотношения у Путина с Рахмоном складываются то хорошие, то наоборот. Годами они пытались прийти к соглашению об условиях, на которых российской 201-й мотострелковой дивизии было бы позволено оставить за собой базу в Таджикистане еще на 30 лет. Сейчас Путин стремится распространить на Центральную Азию свой политико-экономический блок, Евразийский экономический союз, и в последние месяцы его представители активизировали усилия с целью понудить Таджикистан примкнуть к этому союзу.
 
Таджикистан занял выжидательную позицию, и Кремль мог бы использовать дело «РУСАЛа» и угрозы обнародовать банковские документы в качестве «козырной карты», полагает один душанбинский аналитик, пожелавший остаться неназванным из опасения преследования со стороны властей.
 
Возможности Москвы в этом отношении, по словам ряда аналитиков, заключаются в использовании государственных телеканалов, обладающих на большей части территории Центральной Азии обширной зрительской аудиторией. Сами по себе компрометирующие материалы, обнародованные в рамках банковского расследования «РУСАЛа», вряд ли приведут в такое уж негодование население Таджикистана, привыкшее к нарочитой демонстрации своего богатства представителями высшего эшелона власти. Однако кампания по дискредитации Рахмона на российском телевидении, сигнализирующая о сдвиге в курсе Кремля, однозначно может тому навредить. Такое уже случалось прежде. Когда в 2010 году Путин потерял терпение с тогдашним президентом Кыргызстана Курманбеком Бакиевым, развязанная в российских СМИ кампания сподвигла протестующих выйти на улицы и в течение считанных дней Бакиев был отстранен от власти.
 
«Если эта информация появится на российском телевидении, будет большой резонанс, – полагает душанбинский аналитик. – Если только на «Азии-Плюс» [местном новостном Интернет-портале»], то люди не удивятся. Некоторые обвинят Запад, потому что эти информагентства финансируются и на западные деньги, и скажут, что Америка пытается развязать новую гражданскую войну».

Нажмите здесь, чтобы прочитать вторую часть.
 

Таджикистан: В США раскрыты документы, указывающие, что доходы от «ТАЛКО» идут в карманы родственников Рахмона

1 / 1
X
> <