X
X

Грузия: Детская проституция как составная часть еще большей проблемы

View 15 images

Бывший беспризорный Анри Абашидзе, работающий сегодня молодежным воспитателем, играет с детьми.

Под тбилисской площадью Революции Роз с ее блестящим отелем «Рэдиссон-Блу» расположен воняющий мочой лабиринт похожих на бункеры подвальных помещений, в которых гремят турецкие и ближневосточные танцевальные ритмы. В некоторых из этих заведений, по имеющимся сведениям, можно не только выпить и посмотреть стриптиз. По утверждению работников детской социальной сферы, для несовершеннолетних девочек, большую часть своей жизни проводящих на улице, подобные ночные клубы являются возможностью пристроиться на работу в качестве проституток. Это проблема, к решению которой в Грузии только-только начинают приступать.

Из-за отсутствия соответствующих статистических данных никто точно не знает, сколько детей в этой закавказской республике с населением 4,49 млн человек подвергаются сексуальной эксплуатации. Однако по утверждению специалистов по охране детства, эта проблема представляет собой составную часть более глубокой проблемы – нищеты, заставляющей детей сбегать из дома на улицу.

По подсчетам организации «Спасите детей», проведшей в 2008 году соответствующее исследование, на улицах четырех крупнейших городов Грузии (Тбилиси, Кутаиси, Батуми и Рустави) проживает до полутора тысяч детей, по оценке же международной гуманитарной организации World Vision, реальное их количество приближается скорее к двум с половиной тысячам.

Бригады, курируемые организацией World Vision, «еженедельно фиксируют одного-двух новых подростков», говорит менеджер детской социальной программы Майя Мгелиашвили. Этнические грузины составляют порядка 40 процентов всех детей этой категории, так называемые «азербайджанские курды» – 20 процентов, цыгане – 17 процентов, остальные – «смешанный» контингент, отмечает она.

Главным источником дохода этих детей является попрошайничество, приносящее им порядка 20-50 лари в день (11-30 долларов), что по данным Национального статистического агентства Грузии, вполне укладывается в размер среднесуточной заработной платы по стране. Зачастую детей заставляет попрошайничать кто-то из членов семьи; другие дети, по всей вероятности, являются в семье единственными кормильцами.

Власти Грузии обещали увеличить количество рабочих мест, однако уровень безработицы в республике составляет на данный момент 14,6 процента; по неофициальным же данным, этот показатель гораздо выше. В 2012 году – последнем, за который имеются соответствующие данные, – среднемесячная зарплата в республике составляла 712,50 лари (411,59 доллара). Количество социальных программ остается ограниченным.

По мере взросления дети-побирушки утрачивают свое очарование, и их потенциальные доходы на поприще нищенства падают. Годам к 14, по словам социальных работников, юноши как правило принимаются преступать закон, занимаясь, среди прочего, воровством, а девушки нередко начинают заниматься проституцией.

«Сейчас в приюте в Рустави у нас находятся три девушки-подростка. Все они зарабатывали на существование занятием проституцией в турецких кафе» в Тбилиси, рассказывает менеджер молодежной программы католической организации содействия Caritas Georgia Тамар Шарашидзе.

Дети предпочитают открыто не говорить о своем занятии проституцией, однако, по утверждению Нино Данелии (государственного социального работника в составе команды под руководством организации World Vision, работающей с беспризорными детьми), эта связь обычно легко прослеживается. «Они говорят, что деньги им дал друг, но нам-то известно, куда они ходят, какие бары посещают», – говорит она.

Работники соцзащиты сетуют, что правоохранительные органы не реагируют на случаи детской проституции либо по причине недостаточной компетентности, либо из нежелания вмешиваться. Проблема детской проституции по-прежнему закрыта для обсуждения в обществе, да и властями пока не решается.

Министерство внутренних дел не ответило на неоднократные просьбы EurasiaNet.org о комментарии.

В Уголовном кодексе Грузии такой статьи, как детская проституция, практически не существует. Согласно статье 171 УК, «склонение несовершеннолетнего к проституции или иному половому извращению» карается 170 сутками общественных работ или лишением свободы сроком до двух лет.

Для сравнения: в Евросоюзе «принуждение ребенка к занятию детской проституцией» влечет за собой наказание в виде лишения свободы сроком от десяти лет. Федеральный закон США за то же преступление предусматривает от 10-15 лет лишения свободы вплоть до пожизненного заключения.

Отчасти проблема может быть связана с тем обстоятельством, что многие жители Грузии (72 процента из 3345 респондентов, опрошенных в рамках исследования ЮНИСЕФ в 2013 году) считают молодежь, не достигшую 18-летнего возраста, взрослыми. Шестнадцать лет является возрастом сексуального согласия.

Отечественные и международные НПО призывают правительство Грузии внести поправки в законодательство с целью повышения эффективности защиты детей, подчеркивая при этом, что должен также претерпеть изменения и подход к защите детства в самом обществе. Многие в Грузии считают, что подобные вопросы являются скорее проблемой отдельно взятой семьи, чем общества в целом.

Подобная точка зрения особенно негативно сказывается на попытках остановить бытовое насилие – еще одну причину, по которой дети уходят из дома на улицу. В 2010 году власти наметили пути реагирования на подобные случаи, однако камни преткновения все еще остаются, говорит программный менеджер социальной службы министерства здравоохранения Эка Джавахишвили.

«Работникам социальных служб должны быть предоставлены более широкие полномочия. Мы не можем забрать ребенка у родителей-нарушителей без одобрения полиции, которая в большинстве случаев требует дополнительные доказательства», – поясняет чиновник. «Доказательств психологического и сексуального надругательства предоставить нельзя. Наше представление о том, что является надругательством, отличается от их представления о предмете», – говорит она о блюстителях порядка.

Эка Джавахишвили полагает, что в сентябре парламентом будут приняты поправки, которые уточнят такое понятие, как «домашнее насилие».

Наиболее зримым показателем усилий, предпринимаемых властями с целью пресечь уход детей на улицу, стала выработанная в 2012 году программа создания детских дневных учреждений и мобильных бригад, состоящих из социальных работников, психологов и молодежных инструкторов с целью оценки нужд и потребностей детей улиц и бездомных детей в сотрудничестве с представителями общественных организаций.

Однако пока в республике существует всего четыре таких бригады, причем все в столице страны Тбилиси. Министерство здравоохранения планирует, что в 2015 году будет получено добро на создание одной такой бригады в городе Кутаиси в центральной Грузии и еще одной на популярном черноморском курорте Батуми.

В Тбилиси находятся также два дневных детских центра, которые одномоментно могут принять до 30 бездомных детей, а также один детский распределитель, в котором до 20 беспризорных детей проходят адаптацию к жизни вне улицы. Второй из двух распределителей находится в соседнем Рустави.

Все специалисты, работающие в органах детской соцзащиты, разделяют мнение, что все вышеперечисленное являет собой существенные подвижки, и приветствуют готовность правительства внести изменения в законодательную базу. Однако главным в деле изъятия детей с улицы и из борделей и определения их в школу является, на их взгляд, борьба с бедностью.

«Мы должны спросить себя, что заставляет детей уходить на улицу, – говорит социальный работник ЮНИСЕФ Кетеван Меликадзе. – Это крайнее проявление наличествующих в нашем обществе проблем. При отсутствии соседей, семьи и друзей, которые могли бы прийти на помощь, дети просто остаются незамеченными системой и оказываются в итоге на улице».

Пол Римпл является независимым журналистом из Тбилиси. Юстина Мельникевич является независимым фотожурналистом из Тбилиси.

Грузия: Детская проституция как составная часть еще большей проблемы

1 / 15
X
> <