X
X

Казахстан реформирует фонд национального благосостояния

В прошлом месяце на здании казахстанских железных дорог «Қазақстан темір жолы» (КТЖ) повесили транспарант в честь 110-летней годовщины ведомства. Наряду с массой государственных предприятий Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», на долю которого приходится 45 процентов ВВП республики, контролирует также и обширную сеть казахстанских железных дорог. (Фото Дэвида Триллинга)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Когда в 2008 году в Казахстане создавали Фонд национального благосостояния, власти заявляли, что «Самрук-Казына» будет способствовать модернизации экономики республики и привлечению зарубежных инвесторов. Шесть лет спустя штаты фонда, по словам критиков, раздуты, сам фонд пребывает в летаргическом состоянии, а планы приватизации вызывают опасения среди сотрудников и аналитиков.

Созданный по образу и подобию фондов Сингапура и Малайзии, ФНБ «Самрук-Казына» является одним из столпов политико-экономической системы президента Нурсултана Назарбаева. Фонд контролирует работу почти 600 входящих в его систему госкомпаний, занимающихся, среди прочего, нефтью и газом («Казмунайгаз»), железными дорогами («Қазақстан темір жолы»), телекоммуникациями («Казахтелеком»), энергетикой («Казатомпром»), государственными авиаперевозками («Эйр Астана») и почтовыми отправлениями («Казпочта»). В прошлом году фонд заявил прибыль в размере 3,5 млрд долларов. В целом же на долю ФНБ «Самрук-Казына» приходится около 45 процентов казахстанской экономики, сообщила в июне журналу «Деловой Казахстан» советник председателя правления фонда Лариса Зямзина.

ФНБ в массовом порядке хвалили за роль, которую он сыграл в деле стабилизации экономики Казахстана во время финансового кризиса 2008-2009 годов, когда «Самрук-Казына» скупил контрольные пакеты акций таких неплатежеспособных банков, как БТА-Банк, Темирбанк и Альянс-Банк, и предоставил займы другим госкомпаниям. «Начиная же с 2010 года фонд переживает период стагнации», – отмечает алматинский политолог Максим Казначеев, работавший в одном из видных аналитических институтов вплоть до его закрытия в прошлом году.

Политолог полагает, что фонд слишком разросся и страдает от неэффективности своего бюрократического аппарата. Согласно информации, представленной на сайте ФНБ «Самрук-Казына», в предприятиях группы компаний «Самрук-Қазына» работает около 350 тысяч человек.

В последние годы репутацию фонда подпортили также обвинения в кумовстве и коррупции. «Важные кадровые назначения производятся по соображениям родства и политической верности», – говорит один из алматинских должностных лиц, занятый в системе ФНБ. Структура управления ФНБ «Самрук-Казына» по своей неэффективности, на его взгляд, сравнима с одним из объединений советских времен.

В последние месяцы критика стала раздаваться и в адрес гигантских премиальных, выплачиваемых топ-менеджменту, а также резкого несоответствия в зарплатах руководства и рядовых работников.

В ФНБ «Самрук-Казына» не ответили на неоднократные просьбы EurasiaNet.org по телефону и электронной почте о комментарии.

Согласно программе реорганизации, объявленной Нурсултаном Назарбаевым в 2012 году, фонд был разделен на две структуры: доходные предприятия остались под контролем фонда «Самрук-Казына», управление которым должно быть оптимизировано, а затраты в течение двух лет сокращены на 467 млн долларов. Вторая же структура, госхолдинг «Байтерек», сосредоточится на управлении национальными институтами экономического развития, такими как Банк развития Казахстана и Инвестиционный фонд. Согласно этой программе, в течение 2014-2015 годов «Самрук-Казына» передаст в частные руки более ста своих предприятий (по словам председателя фонда, число их составит свыше двухсот).

Программа реформирования широко приветствуется должностными лицами и подконтрольными государству СМИ. Эксперты же испытывают сомнения. «Нам нужны глубокие, комплексные структурные реформы, а не поверхностные изменения вроде тех, что сейчас происходят в «Самрук-Казыне», – заметил один из руководителей, беседовавший на условиях анонимности по причине своей принадлежности к фонду. Он также добавил, что программа осуществляется на основе стандартизированного, спускаемого сверху, подхода, который сложно будет реализовать в условиях многочисленных компаний фонда.

Процессу реформирования, судя по всему, угрожает также расхождение во взглядах среди руководства. В начале июля ушел в отставку глава «Казпочты» Асхат Бейсенбаев, заявивший, что программа реформирования является скорее данью «моде» и не продиктована прагматическими соображениями.

Препятствием на пути реформ может стать и частое вмешательство в работу фонда со стороны государства. В последние годы ФНБ «Самрук-Казына» исполнял роль денежной копилки властей, из которой финансировались важные государственные инициативы и проекты из числа любимых игрушек Нурсултана Назарбаева. В интервью, данном в мае 2012 года русскоязычной газете «Эксперт Online», управляющий директор «Самрук-Казыны» Нурлан Рахметов признал наличие подобной проблемы.

«Правительство просит …, чтобы мы поставляли нефть на НПЗ по ценам ниже рыночных. Просто для того, чтобы удержать цену ГСМ в стране, – приводит издание его слова. – «Казахтелеком» добровольно берет на себя убытки по услугам местной связи. Частная компания этим бы не занималась […]! Если суммировать все, о чем я выше сказал, то по итогам прошлого года 200 миллиардов тенге [на тот момент порядка 1,3 млрд долларов] было потрачено на пожелания правительства. Фактически это распределения в пользу правительства».

Программа реформирования вызывает и опасения в связи с массовыми сокращениями. В 2013 году, по словам Нурлана Рахметова, было уволено около двух тысяч работников, новые сокращения идут и сейчас. В 2014-2015 годах «Казмунайгаз» планирует сократить свой штат на 25 процентов, «Казахстанские железные дороги» – на 17 процентов.

По словам алматинского журналиста Тулегена Аскарова, специализирующегося на освещении финансов и трудовых отношений, сокращения могут осложнить и без того непростые взаимоотношения между руководством и работниками. Он указывает на трудовой конфликт, разгоревшийся в 2011 году в Жанаозене на западе Казахстана, завершившийся кровавыми массовыми столкновениями. «Наследие жанаозенских событий до сих пор тяжело ощущается [в казахстанском обществе], и государству неплохо бы задуматься о возможных последствиях непопулярных решений», – сказал журналист EurasiaNet.org.

Политолог Максим Казначеев полагает, что приватизация в стране, не славящейся прозрачностью своих деловых операций, сопряжена с неизменной опасностью. Продажа в частный сектор стольких государственных предприятий, по всей вероятности, спровоцирует конкуренцию между различными деловыми структурами, практически ничего не дав рядовым гражданам Казахстана, отмечает политолог: «Приватизация пойдет на пользу небольшой тесно спаянной группке людей из числа представителей верхушки».

Нурсултан Назарбаев, судя по всему, отдает себе отчет в имеющихся рисках. Выступая в октябре прошлого года на заседании правительства, он заявил о необходимости проведения открытых аукционов.

«За счет этого [приватизации] мы можем создать волну новых молодых бизнесменов. Если не следить [за процессом приватизации], это опять своим, зятьям, братьям, и ничего из этого не будет. Открыто и гласно, кто победил – тот взял», – подчеркнул, по сообщению информагентства Tengrinews, глава государства.

Алишер Хамидов является научным сотрудником, специализирующимся на центральноазиатской тематике.

Казахстан реформирует фонд национального благосостояния

1 / 1
X
> <