X
X

Грузия и Молдова: Cказ о двух производителях вина

Ценители дегустируют грузинские красные и белые вина на симпозиуме в Тбилиси. (Фото: Темо Бардзимашвили, архив)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Квоты и тарифы больше не преграждают им путь, но для Грузии и Молдовы, стран с древними традициями виноделия, облегчение доступа к рынку вина Евросоюза, одному из крупнейших в мире, дало неоднозначные результаты.

Хотя виноделие не является ключевым сектором экономик этих двух стран, вино занимает столь заметное место в их национальной идентичности, что подписание в июне 2014 года договора об ассоциации с ЕС вызвало ожидания, что более близкие отношения с Европой приведут к росту продаж грузинских и молдавских вин.

Но все оказалось не совсем так. В то время как Молдова, пережившая два российских эмбарго на свою винную продукцию, переориентировала экспорт на ЕС, Грузия развернула свое вино и внешнюю политику в противоположном направлении.

Россия, возможно, является главным врагом Грузии, но после снятия семилетнего эмбарго в 2013 году она также стала главным иностранным потребителем грузинских вин.

В 2014 году Россия с жадностью проглотила 37,6 млн бутылок вина из Грузии, что составляет аж 63% грузинского экспорта этого продукта, в то время как ЕС пригубил меньше 10%, сообщает Национальное агентство вина (НАВ) Грузии.

«Россия является легким рынком для грузинского вина, – объяснил начальник департамента маркетинга НАВ Ираклий Чолобаргия. – Россияне знают грузинское вино, оно им нравится и они приобретают его в больших объемах. Ни один винодел, ни один бизнесмен не упустит такой возможности».

Однако по причине санкций и нестабильной геополитической обстановки привлекательность «такой возможности», вероятно, будет снижаться. Доля России в грузинском винном экспорте сократилась по сравнению с началом 2014 года на 8%, и это, возможно, не предел. По прогнозу МВФ, в текущем году ВВП России сократится на 3,8%, а инфляция составит 17,9%.

Некогда Россия была легким рынком и для Молдовы. В XIX веке российские цари владели в Молдове собственными виноградниками и способствовали развитию виноделия. Но сегодня, по причине введенного эмбарго, в РФ направляется лишь 12% экспорта молдавского вина. Вся эта продукция отгружается в Россию из дружественного по отношению к Москве автономного территориального образования Гагаузия.

Между тем, по информации Национального бюро виноградарства и виноделия Молдовы, ЕС является получателем 39% винного экспорта республики.

В 2014 году на европейские страны пришлось 60% продаж производителя дорогого молдавского вина Purcari & Bostavan. Теперь компания планирует начать реализовывать свою продукцию через британскую Berry Bros. & Rudd, являющуюся самым старым игроком на винном рынке Соединенного Королевства. Компания не жалеет, что сделала ставку на ЕС.

«После введения первого эмбарго [в 2006 году] мы переориентировали свою экспортную политику. Наша цель – завоевать рынки Запада», – заявил главный управляющий Purcari & Bostavan Виктор Бостан.

Но с завоеваниями все может оказаться не так просто. В Евросоюзе живет 505 млн человек, и конкуренция на этом рынке очень серьезная. К тому же, хорошими в Европе считаются сухие вина, а не сладкие, как в постсоветских странах.

Мало кто в ЕС знает о Молдове и Грузии как о странах с древнейшими традициями виноделия (насчитывающими 5 тыс и 10 тыс лет соответственно), хотя ситуация постепенно меняется. Кроме того, ни одна из этих двух республик не производит вино в достаточных объемах, чтобы иметь возможность вести ценовую конкуренцию с более раскрученными марками.

«Все думают, что Грузия производит огромные объемы вина, но это не совсем так», – отметил в интервью EurasiaNet.org в конце прошлого года атташе представительства ЕС в Грузии по сельскому хозяйству Хуан Эчанове.

В 2013 году коммерческое производство вина в Грузии составило 65,5 млн литров, т.е. лишь 1,4% в сравнении с 4,62 млрд литров, произведенных во Франции, являющейся мировым лидеров в этой области (данные за 2014 год пока не были опубликованы). Кстати, нужды Грузии в бутылках для вина на 100% покрываются за счет импорта.

В процентном соотношении в Грузии под виноградники отведено в 4 раза больше земли, чем во Франции, но винограда с них собирается гораздо меньше.

Схожая ситуация сложилась и в Молдове, где под виноградники отведено 5% всех обрабатываемых земель. В 2014 году объем произведенного в Молдове вина составил всего 0,7% в сравнении с 4,66 млрд литров, произведенных во Франции. По информации базирующегося в Бухаресте Румынского центра европейкой политики, около четверти молдавского вина поставляется компаниями, производящими менее 100 тонн в год.

Это, естественно, влияет на цены. Бутылку среднего французского Каберне Совиньон можно купить на британском сайте по продаже вин всего за £6 ($9,07), а схожего качества грузинское Саперави – лидер по продажам в ЕС – обойдется в £9,95 ($15,03).

Та же разница наблюдается в цене на Пино Гри из Молдовы и Италии.

Хотя большинство грузинских винодельческих компаний, число которых, по оценкам, достигает 118, отправляют вино на экспорт, коммерческий директор крупнейшего производителя вина Грузии «Телиани Вели» признает, что относительная дороговизна и малоизвестность грузинских марок вина дают импортерам и дистрибьюторам из ЕС мало стимулов их попробовать.

Грузинские и молдавские вина пользуются наибольшей популярностью в странах ЕС с советским прошлым. Например, Польша является их крупнейшим европейским рынком. Затем в списке ключевых рынков идут Латвия, Литва, Чешская Республика и Румыния.

Тем временем ситуация на российском рынке ухудшается, на фоне чего завоевание рынков других стран Европы становится критически важным. На этом поприще уже наблюдаются определенные подвижки: по подсчетам НАВ, грузинский экспорт в Польшу, Германию и Латвию вырос на 23%, 22% и 18% соответственно.

Но в Евросоюзе хватает и своей продукции. Тем не менее, ЕС не отказывается помочь.

В Молдове за счет ссуды Европейского инвестиционного банка на сумму 75 млн евро ($99,8 млн) сроком на 12 лет развиваются механизмы обеспечения качества вина, а также финансируются агентство по маркетингу вин и кампания по повышению узнаваемости молдавских марок.

В Грузии, по информации Евросоюза, он помогает повышать производительность сельскохозяйственного сектора, распространять информацию по поводу географического происхождения (чтобы, по словам Хуана Эчанове, удовлетворить желание «очень искушенного и требовательного» европейского потребителя больше знать о продукте) и внедрять приемлемые стандарты качества продукции.

В целом считается, что лучшей стратегией для обеих республик является завоевание нишевых рынков.

Ссылаясь на опыт Австралии, Марко Тиггельман, эксперт Агентства США по международному развитию, работающий в Национальном бюро виноградарства и виноделия Молдовы, заявил в интервью новостному агентству Infotag, что Молдове следует сконцентрировать внимание на качестве и ассортименте, а не на цене.

В отзывах по поводу как молдавских, так и грузинских вин в европейских СМИ обычно отмечается их новизна, а также разнообразие местных сортов винограда, из которых они производятся.

Это может стать конкурентным преимуществом, особенно в случае с Грузией, где для коммерческого производства используется 45 сортов винограда. При СССР это сортовое разнообразие игнорировалось, т.к. делался упор на производство вин для масс.

У вина, которое делают в квеври – гигантских керамических сосудах, до горлышка зарываемых в землю – в Европе уже появились поклонники, часто за счет того, что вино это экспортируется прямо в квеври.

Одним из слабых мест является отсутствие должной рекламы.

Главная молдавская марка вина ориентируется на «потребителей, ищущих приключений», но об этих «приключениях» рассказывается лишь в одном туристическом видеоролике, произведенном за счет государственных средств. Грузинские производители тоже ждут, пока этим вопросом займется правительство или Евросоюз.

Тем не менее, это не омрачает европейские мечты Молдовы.

«Мы более чем уверены, что молдавские компании смогут заполучить свою долю европейского рынка», – написал EurasiaNet.org представитель Делегации ЕС в Кишиневе.

В представительстве ЕС в Грузии выразили схожий оптимизм. Но пока этот оптимизм уместен лишь в отношении роста экспорта из Молдовы.

Георгий Ломсадзе является независимым грузинским журналистом. Виктория Пуйу является журналистом еженедельника Timpul из Кишинева. Новостной редактор по Кавказу Элизабет Оуэн оказала содействие при сборе материала для данной статьи.

Грузия и Молдова: Cказ о двух производителях вина

1 / 1
X
> <