X
X

Турции в отношениях с Россией не хватает геополитического веса

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его российский коллега Владимир Путин в Баку на церемонии открытия Европейских игр в середине июня. Военное вмешательство России в Сирии заставило Анкару задуматься, действительно ли Москва является ее «стратегическим союзником»?

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Вступление России в сирийский конфликт мешает дипломатическим амбициям Турции. Силовая игра президента РФ Владимира Путина продемонстрировала, что его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган не обладает достаточным геополитическим влиянием.

До сирийского броска России активная торговля, особенно в энергетической сфере, сближала Турцию и РФ. Также установлению близких отношений между Путином и Эрдоганом способствовал автократичный стиль управления обоих лидеров.

«Он [Эрдоган] рассматривал Россию в качестве противовеса НАТО и США», – сказал Суат Киниклиоглу (Suat Kınıklıoğlu), экс-депутат турецкого парламента от эрдогановской Партии справедливости и развития (ПСР) и бывший представитель парламентского комитета по внешнеполитическим вопросам.

Интервенция Кремля в Сирии повлекла за собой раскол между Путиным и Эрдоганом. Основным камнем преткновения является политическое будущее сирийского президента Башара Асада: Путин полон решимости помочь последнему остаться у власти, а Эрдоган давно настаивает на смещении Асада в качестве предусловия восстановления мира в Сирии.

Во время государственного визита в Анкару в декабре прошлого года Путин назвал Турцию «стратегическим союзником» РФ. Но сирийский кризис продемонстрировал, что отношения между двумя странами строились не на равных.

«За улыбкой Путина стоит большое государство, способное показать когти, когда ему заблагорассудится, – сказал бывший посол Мурат Бильхан (Murat Bilhan), ранее возглавлявший Центр стратегических исследований турецкого МИДа. – Теперь Россия выбрала время и место для применения силы. Российский менталитет всегда был таким, еще с советских времен. Ничего не изменилось».

«Турция никогда не была в состоянии конкурировать с Россией ни в одной сфере, – добавил Бильхан, при СССР работавший дипломатом в Москве. – Россия – сверхдержава, а Турция – региональная держава. Турция просчиталась».

Хотя Кремль делает вид, что в сирийском вопросе Турция не имеет голоса, Путин, судя по всему, все таки прислушивается к беспокойству Анкары. После визита Асада в Москву Кремль сообщил 22 октября, что российский президент позвонил своему турецкому коллеге, чтобы ввести его в курс по поводу приезда сирийского лидера и обсудить касающиеся Сирии вопросы.

Иногда раздражение Эрдогана по поводу неспособности повлиять на действия Москвы прорывалось наружу на публике. На фоне начала военной операции РФ в Сирии и утверждений Турции о том, что российские самолеты нарушили ее воздушное пространство, турецкий президент озвучил плохо завуалированную угрозу, напомнив Кремлю, что Турция является его крупнейшим покупателем природного газа и это может измениться.

Но, по мнению одного аналитика, турецкий лидер заходит слишком далеко. «Это невозможно. Турция импортирует из России 55% газа и 10% нефти. В газовой сфере невозможно диверсифицировать поставки в одночасье. На это уйдет время», – отметил Волкан Оздемир (Volkan Özdemir) из расположенного в Анкаре Института по изучению энергетических рынков и политики.

Если вдуматься, то в уязвимом положении находится сама Турция, сказал Соли Озель (Soli Ozel), эксперт по международным вопросам в стамбульском университете Кадир Хас. Россия может воспользоваться поставками энергоресурсов с целью давления на Анкару. «Турции не стоит переходить определенные рамки в конфронтации с русскими, – предупредил он. – Потому что трубопроводы могут вдруг сломаться дней на 20 в самую стужу. Но, к счастью для Турции, сейчас России очень нужны деньги».

По словам Оздемира, Анкара могла бы снизить зависимость от Москвы, перейдя на сжиженный газ. Также турецкое правительство может перенести спорные вопросы по поводу цены с контролируемым Кремлем Газпромом в международный арбитраж, как это произошло в случае с Ираном.

Но пока, судя по всему, Анкара не намерена этого делать, что, возможно, является отражением того, что турецкие лидеры уже смирились с новой геополитической реальностью.

Но эта реальность не представляется особо приятной для Турции. Бывший посол Бильхан заявил, что последние события очень осложнили Анкаре жизнь. «Турция оказалась окружена российским влиянием, как с севера, с Черного моря, так и со стороны Сирии. Турция ничего подобного не ожидала», – отметил он.

Черная полоса для турецкой дипломатии началась с аннексии Россией Крыма. Турецкие власти тогда сдержанно высказались по этому поводу и не присоединились к введенным их западными союзниками санкциям в отношении Москвы. Это произошло несмотря на призывы турецких националистов поддержать этнически близких туркам крымских татар.

«[Эрдоган] думал, что, учитывая его отношения с Путиным, если он не станет публично осуждать действия России в Украине, то ему удастся договориться об определенных правах и защите для крымских татар. На мой взгляд, этот план обернулся против Эрдогана», – сказал Киниклиоглу, ныне являющийся исполнительным директором аналитического центра STRATiM.

Сторонники Эрдогана стараются представить довольно сложную для Турции ситуацию в максимально позитивном свете. «В некоторых сферах у нас налажено отличное сотрудничество, а в некоторых есть разногласия. Отношения между странами многогранные», – заявил представитель ПСР и приближенный президента Омер Челик (Ömer Çelik), общаясь с иностранными журналистами по поводу отношений с Россией в сложившихся условиях.

Дориан Джонс является независимым журналистом из Стамбула.

Турции в отношениях с Россией не хватает геополитического веса

1 / 1
X
> <