X
X

Таджикистан: Афганские беженцы привыкают к неопределенности и ограниченности возможностей

Нелофар Морадат в Кабуле изучала информатику, но затем ей пришлось бежать из Афганистана. Сейчас, закончив организованные УВКБ ООН курсы, она работает в салоне красоты в таджикском городе Вахдат. Ее заработка едва хватает на нужды семьи. (Фото: Жереми Берлиу)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Рост числа беженцев по всему миру снижает шансы застрявших в Таджикистане афганцев найти прибежище в развитых странах в ближайшее время.

В Таджикистане проживают 2200 беженцев из Афганистана. Учитывая, что ситуация на родине продолжает ухудшаться, мало кто из них помышляет о возвращении. В то же время те, кто надеялся на расселение в развитых странах по линии ООН, свыкаются с мыслью, что этого может не произойти.

Учитывая, что количество перемещенных лиц по всему миру достигло 20 миллионов, принимающие беженцев государства стали очень разборчивыми. «Переселение в другое место не является приоритетным решением проблемы афганских беженцев в Таджикистане. Поэтому мы прилагаем все возможные усилия для стимулирования их интеграции в местное общество, чтобы люди могли жить достойно», – сказал Кевин Аллен, руководитель представительства УВКБ ООН в Таджикистане.

Сходство языка и культуры в определенной степени помогают афганцам ассимилироваться, но некоторые барьеры преодолеть гораздо сложнее.

История Васидина Гарди отражает трудности, с которыми приходится сталкиваться многим афганским беженцам. До отъезда из Афганистана он работал переводчиком при американских войсках. «Меня начали преследовать на улице, потом подвергли допросу и избили, поэтому я бежал вместе с семьей», – объяснил он.

Добравшись до Таджикистана, Гарди нашел знакомых в Вахдате, городе с населением 45 тысяч человек в 10 километрах к востоку от Душанбе. Большинство афганских беженцев селится именно в Вахдате. Гарди быстро нашел работу в магазине одежды, принадлежащем друзьям.

Этот магазин – пыльная, темная комната в подвале под мостом, соединяющим две части базара – часто подвергается налетам коррумпированных чиновников, как и многие другие принадлежащие афганцам фирмы. «Они знают, где работают афганцы, и что у нас нет выбора, кроме как заплатить, – сказал Гарди. – Хотя у нас есть все необходимые документы, они все равно всегда вымогают взятки».

Успех притягивает коррумпированных чиновников.

«Стоит тебе открыть магазин и начать хорошо зарабатывать, власти начинают создавать для тебя проблемы, – заявил Мухаммад Айам, в Афганистане владевший продовольственным магазином. – Они отберут твой бизнес или поднимут налоги, наживаясь на тебе».

Сын Айама четыре года назад открыл в Вахдате магазин. По его словам, им приходилось платить $40 в месяц в качестве взяток. Семье едва удавалось зарабатывать на аренду квартиры, обходившейся в $100. Сейчас они живут на деньги, присылаемые дочерью из Канады.

Айам утверждает, что однажды пожаловался на действия милиции, но его тут же за это наказали.

Афганцы не могут просить убежища на границе с Таджикистаном. Им необходимо сначала получить визу и приехать в Таджикистан, где они имеют право обратиться за статусом беженца. Это значительно сократило число приезжающих в Таджикистан беженцев, т.к. таджикские власти автоматически отказывают просителям, вызывающим малейшее подозрение.

Несмотря на все трудности, Таджикистан является своего рода исключением в регионе, будучи единственной страной в Центральной Азии, дающей беженцам право на работу и открывшей им доступ к услугам социального обеспечения.

Учитывая, что вариант переселения беженцев в другие страны стал невозможным, УВКБ ООН и неправительственные организации, включая Датский совет по беженцам (ДСБ) и ННО «Беженцы, дети и уязвимые граждане», организуют курсы по переквалификации перемещенных лиц.

На момент отъезда из Кабула 24-летняя Нелофар Морадат изучала информатику. Приехав в Таджикистан, она попыталась продолжить учебу, а также выучить таджикский и русский. «Но руководитель образовательного учреждения сказал, что мне слишком много лет и мне лучше выйти замуж», – сказала она.

Не послушав его совета, Нелофар устроилась на курсы, организованные ННО «Беженцы, дети и уязвимые граждане», чтобы повысить навыки, полученные ей во время работы в салоне красоты в Афганистане. Затем открыла собственный салон. «Заработка не хватает на аренду квартиры для моей семьи, но все же это подспорье», – отметила она.

Судьба 29-летнего Фарида Ахмада отражает проблемы беженцев с адаптацией. Приехав в Вахдат два года назад, он не смог найти достойную работу, хотя свободно владеет английским языком. Поэтому ему пришлось устроиться носильщиком на базаре. Затем ему удалось выучиться мастерству сапожника.

«Трудно сказать, хватает ли нам доходов, т.к. заработки нестабильные, а расходы на жилье постоянно растут», – сказал он.

Жилье вообще является острым вопросом для проживающих в Таджикистане афганцев. «Обычно аренда двухкомнатной квартиры стоит $50, но для нас цена – $100 или больше», – отметил Гарди.

Стремление повысить цены для афганцев ведет к росту ставок за аренду в целом по всему городу.

«Местные общины считают, что рост цен является виной афганцев, хотя мы становимся первыми жертвами этого роста», – заявила Нелофар Ахмади, 26-летняя афганка, работающая в иранской фирме.

Глава представительства ДСБ в Таджикистане Фредерик Мунгонго считает, что местные жители часто переоценивают состоятельность беженцев. «Поскольку беженцы контактируют с международными и [неправительственными] организациями, местные жители иногда считают, что у их много денег», – сказал он.

ДСБ организует встречи для налаживания мостов между общинами и борьбы с неверными стереотипами.

В соответствии с принятым в 2000 году законом, беженцам запрещено жить в Душанбе, вследствие чего им приходится селиться в соседних городах Вахдат, Хиссор и Рудаки. Местные активисты, при поддержке УВКБ ООН, пытались добиться отмены этого закона, но безуспешно.

Не вполне ясно, зачем вообще был принят данный законодательный акт. Некоторые считают, что причиной является дефицит жилья в столице, где проживает 750 тыс человек. Также есть мнение, что дело в соображениях обеспечения национальной безопасности. Власти республики очень беспокоятся, что нестабильность может перекинуться из соседнего Афганистана на Таджикистан.

Работающим в Душанбе афганцам приходится каждый день проделывать долгий путь и выезжать из столицы не позднее 8 часов вечера. «Затем мы обязаны вернуться в свои клетки», – с горечью в голосе сказала Ахмади.

Жереми Берлиу является французским журналистом, в настоящее время живущим в Кыргызстане.

Таджикистан: Афганские беженцы привыкают к неопределенности и ограниченности возможностей

1 / 1
X
> <