X
X

Казахстан: Выселение чеченцев не стирается из памяти

Полине Ибраевой, изображенной на снимке в своем доме в Красной Поляне с сыном Ансаром Ибраевым, было всего три месяца, когда ее мать с детьми выселили из Чечни в степи северного Казахстана. (Фото: Джоанна Лиллис)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Семьдесят три года назад, когда Полине Ибраевой было всего три месяца, ее вместе с близкими выселили из родной чеченской горной деревни в степи северного Казахстана.

Ибраева была одной из полумиллиона человек – всего населения Чечено-Ингушской АССР – погруженных в вагоны для скота и перенесших полное тягот 2500-километровое путешествие к месту ссылки в Центральной Азии. На этой недели чеченцы и ингуши отмечают очередную годовщину депортации.

«Они называли нас врагами народа, – сказала Ибраева дрожащим голосом. Разговор состоялся в ее опрятном и уютном деревянном доме в селении Красная Поляна.

День 23 февраля 1944 года выжжен в памяти вайнахов (термин, под которым понимают большую часть носителей нахских языков: чеченцев и ингушей). Эта дата ознаменовала начало аардаха – ссылки. Массовая депортация в Центральную Азию была коллективным наказанием, осуществленным по приказу Иосифа Сталина и главы госбезопасности Лаврентия Берии, за якобы имевшее место предательство родины.

Депортация проводилась во время Великой отечественной войны, через два года после провальной попытки нацистских войск захватить Кавказ с его нефтяными месторождениями. «Они якобы выселили нас, чтобы спасти Кавказ», – сказал Ансар Ибраев, сын Полины Ибраевой и глава администрации Красной Поляны, где осели многие выселенные чеченцы, и где их потомки живут до сих пор.

«Считалось, что чеченцы могли перейти на сторону немцев на Кавказе, хотя немцы даже не дошли до Грозного и не дошли до Терека. Но нас все равно назвали предателями и врагами народа», – сказал Ибраев.

Чеченские общины в Казахстане сохраняют свои национальные традиции и поддерживают близкие связи с исторической родиной. Сидя в здании сельской администрации Ансар Ибраев показал фотографии, сделанные во время его поездок в Чечню.

Нанесенное 70 лет назад оскорбление не стерлось из памяти до сих пор. «Мы не предатели! – сказал Ибраев, историк по образованию. – На фронте сражались 50 тысяч чеченцев, а их жен и матерей в это время выселяли!»

С трудом подавив восстание в Чечне, начавшееся в 1940 году, когда СССР являлся союзником Гитлера в соответствии с договором о ненападении, Кремль считал чеченцев пятой колонной, способной перейти на сторону нацистов, хотя битва за Кавказ закончилась в пользу Красной армии еще за год до выселения чеченцев.

Ибраева была тогда еще очень маленькой и не помнит события, связанные с операцией «Чечевица», как советские власти назвали депортацию. Но она хорошо помнит рассказы своей матери, которой пришлось пережить тягостное путешествие из Чечни в Казахстан одной с пятью детьми на руках. Ее муж стал жертвой сталинских репрессий: считается, что он был расстрелян. Мать Ибраевой с детьми выгрузили в Кустанайской области Казахстана. Если бы казахи не дали выселенным одежду и еду, те бы погибли. «Моя мать всегда мне говорит: «Ансар, ты жив потому, что казахский народ не дал нам умереть»», – сказал Ибраев, рассказывая о трудностях, перенесенных его предками во время выселения.

Его отец «всегда вспоминал… как они прибыли [в Казахстан] в марте – ему тогда было 14 лет – и его мать с сестрой в тот же день умерли от голода. Он отнес их на кладбище, похоронил, пришел домой, где вторая его сестра уже тоже лежала мертвая. Все они похоронены здесь, на нашем кладбище».

Красная Поляна расположена в 300 километрах к северо-западу от Астаны в районе, считающемся сельскохозяйственной житницей Казахстана. Поля пшеницы здесь простираются насколько хватает глаз.

Дорога из ближайшего города Атбасар превращается в грязную тропу, пересекающую селения, где престарелые немки в платках собирают стога сена. Эти люди также являются потомками депортированных, т.к. чеченцы были лишь одним из многих народов, выселенных из родных мест.

Этнические немцы из России и Украины, корейцы с Дальнего Востока, курды с Кавказа, татары из Крыма были депортированы советскими властями в 1930-1940-х годах в Центральную Азию, ставшую основным местом ссылки для народов, приговоренных к коллективному наказанию.

Многие не перенесли тягот и лишений. Выжившие трудились на заводах и в колхозах, создавая фундамент для произошедших в СССР сельскохозяйственной и промышленной революций.

Депортации оставили за собой демографический след, последствия которого до сих пор ощущаются в Казахстане, где президент Нурсултан Назарбаев считает предметом гордости унаследованный с советских времен многонациональный состав населения. На момент обретения республикой независимости в 1991 году национальные меньшинства составляли 60% населения Казахстана. Но затем, по причине отъезда этнических славян, немцев и прочих групп, а также приезда этнических казахов из других государств, включая Узбекистан, Туркменистан, Китай и Монголию, доля меньшинств сократилась до трети населения страны.

Астана проповедует межнациональную гармонию и толерантность, и в Красной Поляне чеченская культура действительно процветает. Работающая в селении школа является единственной в Казахстане, где изучается чеченский язык. Культура и традиции – вроде танца «зикр» – здесь чтутся и сохраняются. «Мы не должны потерять свою культуру, – сказал глава администрации Красной Поляны Ансар Ибраев. – Это наше богатое наследие».

Чеченцы северного Казахстана выработали и новые традиции: их здесь называют белошапочниками за белые папахи из овечьей шерсти.

Есть у этого селения и другие особенности. В частности, здесь действует сухой закон. Употреблять алкоголь не воспрещается, но его здесь не продают. Запрет объясняется не религиозными канонами (чеченцы исповедуют ислам), а профилактикой алкоголизма, являющегося бичом сельских районов Казахстана.

Красную Поляну основали в 1863 году славянские поселенцы, но в результате активных миграционных процессов 1990-х годов сейчас она населена практически полностью чеченцами. Кроме свыше 1000 чеченцев здесь живут 14 русских, три немца и три казаха.

Полину Ибраеву назвали в честь русской медсестры, которую вместе с советским капитаном поселили в их доме в чеченской деревне в 1943 году. Позже мать Ибраевой поняла, что жившие у них люди проводили подготовку к операции по их выселению.

В 1957 году, через четыре года после смерти Сталина, чеченцам позволили вернуться домой. Ибраева с семьей тогда уехала в Чечню, но не в родную деревню Люнки, т.к. там в это время уже жили «другие люди».

Она провела остаток детства в Чечне, где и рассчитывала остаться до конца жизни, но судьба решила по-другому. В 1962 году она с родственниками приехала в Красную Поляну, чтобы навестить родных. Во время визита она обручилась с местным чеченцем. По традиции невеста должна жить с семьей мужа, поэтому она осталась в Красной Поляне, а остальные члены ее семьи вернулись в Чечню.

Ибраева говорит, что любит Казахстан (и президента страны), но ее глаза наполняются слезами, когда она вспоминает о Чечне. «Я живу здесь уже 54 года, но продолжаю скучать по ней. Это моя Родина, там мой народ», – сказала она.

«Иногда ночью я встаю, плачу и думаю: почему они [мои братья и сестры] там, а я здесь? Такое не забудешь. Нас так разбросало».

Казахстан: Выселение чеченцев не стирается из памяти

1 / 1
X
> <