X
X

Какой будет политика США в Центральной Азии?

Заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии Дэн Розенблюм (в центре) и посол США в Узбекистане Памела Спратлен (слева) на мероприятии с главой Национального центра по правам человека Узбекистана Акмалем Саидовым в Ташкенте 24 февраля. Правительства стран Центральной Азии замечают наметившееся снижение интереса США к правам человека. (Фото: Посольство США в Узбекистане)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Через несколько дней после ареста видного оппозиционного политика в Кыргызстане Госдепартамент США ответил на журналистский запрос осторожным заявлением.

«Мы просим Вас обратиться за подробностями по поводу этого дела к правительству Кыргызской Республики», – отмечалось в заявлении, адресованном Радио «Свобода»/Радио «Свободная Европа».

Документ был очень коротким, но его тон, возможно, очень многое говорит о будущем правозащитной повестки Вашингтона при администрации президента Дональда Трампа.

Смена тона не ускользнула от властей стран Центральной Азии, особенно учитывая, что, например, Туркменистан и Узбекистан входят в число наиболее злостных в мире нарушителей политических и религиозных свобод.

Еще один сигнал был подан в начале марта, когда госсекретарь США Рекс Тиллерсон решил не принимать участия в организованной его ведомством ежегодной презентации отчетов о состоянии с правами человека в различных странах мира. Это его решение подверглось критике даже со стороны некоторых членов Конгресса от Республиканской партии. «Впервые за очень долгое время отчет Госдепартамента о правах человека будет презентоваться не государственным секретарем. Я надеюсь, они передумают», – написал в Twitter сенатор от штата Флорида Марко Рубио.

Международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч» высказалась более категорично. «Отсутствие госсекретаря Тиллерсона на презентации ежегодного отчета Госдепартамента о правах человека еще больше показывает правительствам, активистам-правозащитникам и находящимся в опасности меньшинствам, что Госдепартамент может закрыть глаза на репрессии, нарушения и эксплуатацию», – отметила в опубликованном 3 марта заявлении Сара Маргон, директор вашингтонского представительства организации.

Как отмечается в отчетах Госдепартамента, в Центральной Азии власти не особо считаются с правами и свободами граждан. В ежегодных отчетах авторы стараются избегать открытых оценок касательно траектории развития ситуации в конкретных странах – т.е. улучшается ситуация или ухудшается – но число попавших в отчеты случаев нарушений уже само по себе говорит о многом.

В каждой их стран региона сложился собственный клубок проблем в сфере прав человека, и у вынужденного отвлекаться на другие дела и страдающего от недофинансирования Госдепартамента может не хватить ресурсов, чтобы ими заняться.

Защита прав человека по всему миру отвечает интересам США, и если Вашингтон не будет блюсти эти интересы, это приведет к усилению авторитарных режимов. Не уделяя достаточного внимания этому региону сейчас, США, возможно, создают для себя проблемы на будущее, считает известный узбекский правозащитный активист Сурат Икрамов.

«Для стран Центральной Азии, да и Узбекистана, последствия будут значительными. Это укрепление диктаторских режимов, рост коррупции, ухудшение жизненного уровня населения и рост эмиграции», – сказал Икрамов EurasiaNet.org.

Особо проблемной для американских дипломатов страной региона является Таджикистан, т.к. он управляется слабым автократом. Вашингтон придерживался здесь курса, сильно акцентирующего сферу безопасности, учитывая наличие у этого государства протяженной и плохо охраняемой границы с Афганистаном. Как следствие, дипломаты почти не делали никаких заявлений по поводу активизации репрессий в отношении оппозиционных политикой и независимых журналистов. Репрессии в Таджикистане особо усилились с сентября 2015 года, когда, по утверждениям местных властей, произошла попытка государственного переворота.

Некоторое время назад давний верный союзник президента Таджикистана был неожиданно смещен с поста мэра Душанбе и оказался под прицелом местной прокуратуры. Посольство США не делало публичных заявлений по этому поводу, хотя посол Элизабет Миллард встречалась 7 марта с новым главой городской администрации Рустамом Эмомали, сыном таджикского президента.

В Кыргызстане основной задачей является восстановление отношений, испортившихся после принятого Госдепартаментом в середине 2015 года решения вручить награду в сфере защиты прав человека находящемуся в заключении узбекскому активисту. Бишкек воспринял данный шаг в качестве недружественного жеста. Проблема соблюдения прав человека в целом является главным раздражителем в кыргызско-американских отношениях.

По мнению некоторых обозревателей, если забыть о правах человека – или хотя бы отодвинуть их в сторону – шансы на восстановление двусторонних отношений сразу вырастут. Но подобное решение не пройдет без последствий, т.к. подорвет имидж США как поборника справедливости.

Фатима Якупбаева, кыргызский юрист, часто представлявшая в судах интересы жертв нарушений прав человека, придерживается оптимистичной позиции. «Трамп – патриот своей страны. Соответственно, он будет вести политику так, как выгодно только США», – сказала она.

Если отвлечься на минуту от прав человека, многие эксперты пока не могут определить, какой в целом будет политика США в отношении Центральной Азии. Выступая на состоявшейся недавно конференции в Университете Джорджа Вашингтона, Роджер Кангас, специалист по Центральной Азии из Университета национальной обороны, заявил, что пока слишком рано говорить о том, на чем сделают акцент американские дипломаты при администрации Трампа.

«В Государственном департаменте, Министерстве обороны и ряде других ведомств многие должности пока остаются вакантными, – сказал он. – На [Центральную Азию] пока не обращают никакого внимания… Никаких реальных обсуждений по поводу этого региона не проводилось, за исключением, возможно, очень скромных мер по поддержке борьбы с воинственным экстремизмом».

По прогнозу Кангаса, в силу общего отношения Трампа к жизни и бизнесу, отношения США с центральноазиатскими государствами могут начать строиться не на фундаментальных принципах, а на основе торга по поводу узких и конкретных вопросов. При таком сценарии вопросы безопасности, скорее всего, станут основным приоритетом.

Учитывая заявления Трампа по поводу сокращения финансирования Госдепартамента – что будет означать сокращение программ помощи, в рамках которых в Центральную Азию за последние десятилетия были вложены сотни миллионов долларов – Вашингтон может лишиться финансового «пряника», который можно было бы использовать, чтобы убедить центральноазиатских партнеров придерживаться американских приоритетов.

«Если я, скажем, центральноазиатский лидер или официальное лицо из сферы бизнеса … то что США могут мне предложить?» – сказал Кангас.

Какой будет политика США в Центральной Азии?

1 / 1
X
> <