X
X

Грузия спасет мир от злоупотребления антибиотиками?

Доктор Земфира Алавидзе показывает рентгеновский снимок пациентки, которую, по ее словам, чуть не убили антибиотики, но затем спасло лечение бактериофагами. (Фото: Джордж Сургуладзе)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Сидя за рабочим столом, заваленным самыми различными антибиотиками – в капсулах, таблетках и мазях – доктор Земфира Алавидзе рассказывала EurasiaNet.org историю своей пациентки из США, которой другие врачи давали не более месяца.

Пациентка, которой на тот момент был 51 год, страдала хроническим синуситом в течение более десяти лет. Врачи поставили на ней крест: антибиотики, которые ей назначали в течение этих лет, не только подорвали ее иммунную систему, но еще и перестали действовать на бактерии, которыми она была заражена.

Когда пациентка впервые пришла в кабинет Алавидзе, последняя была ошеломлена. «На вид можно было подумать, что ей было больше 70 лет, – сказала Алавидзе. – Она была крайне слаба, не могла самостоятельно ходить».

Американка была в отчаянии и отправилась в Грузию, чтобы попробовать бактериофагию – альтернативу антибиотикам для лечения инфекций. Разработки подобных методов лечения велись еще в советские времена, и Тбилиси в то время был одним из центров этих исследований. После начала лечения бактериофагами пациентка быстро пошла на поправку, и в течение последних 12 лет она продолжает сдерживать инфекцию при помощи этого метода, сказала Алавидзе.

Популярность лечения бактериофагами снизилась во второй половине ХХ века, но теперь, на фоне чрезмерного употребления антибиотиков, вызывающего опасения о возможности глобального кризиса общественного здравоохранения, на этот метод терапии снова начали обращать внимание.

«Учитывая большую потребность в новых антимикробных препаратах, [...] мне кажется, открываются новые перспективы применения эффективной бактериофаговой терапии в западной медицине», – написал в блоге Чикагского университета Тимоти Лу, доцент в Массачусетском технологическом институте, где он возглавляет Группу синтетической биологии.

«Я думаю, это единственное, что спасет нас в постантибиотическом мире», – сказал Huffington Post Карл Меррил, бывший руководитель лаборатории биохимической генетики в Национальном институте психического здоровья США.

Бактериофаги представляют собой вирусы, которые проникают в бактерии, убивая их.

«Для каждого штамма бактерий существует соответствующий бактериофаг, борющийся только с этими бактериями, – сказал Рати Голиашвили, молодой грузинский предприниматель, работающий в местной фармацевтической компании. – В результате бактериофаги наносят вред только бактериям и абсолютно безопасны для остальных».

Бактериофаги были впервые обнаружены франко-канадским микробиологом Феликсом Д'Эреллем в 1917 году в Институте Пастера в Париже. Он тогда трудился над разработкой методов лечения французских солдат, раненых на фронтах Первой мировой войны. «Меня вдруг осенило, что белые пятна вызывались невидимыми микробами – вирусом, паразитирующим на бактериях», – написал тогда он.

Вдохновленный этим открытием грузинский микробиолог Георгий Элиава отправился в 1926 году в Париж, чтобы поработать в лаборатории с Д'Эреллем. Вернувшись в Грузию, Элиава учредил исследовательский центр при Тбилисском институте бактериофагов, микробиологии и вирусологии, и убедил Д'Эрелля приехать работать в Тбилиси. К сожалению, Элиава стал одной из многих сотен тысяч жертв сталинского террора: в 1937 году его расстреляли как «врага народа». В 1980-х годах институт был переименован в его честь.

Несмотря на эффективность бактериофагов в борьбе с бактериальными инфекциями, исследования в этом направлении замедлились, а затем и вовсе были прекращены за пределами СССР, особенно после начала массового производства антибиотиков в 1940 году.

«Антибиотики гораздо проще в использовании, гораздо более экономичны», – сказала Алавидзе, добавив, что при лечении бактериофагами требуется много времени, чтобы точно определить, какие именно фаги применять. Эти трудности иногда приводят к неэффективному лечению. – Необходимо точно определить, какими бактериями заражен пациент, поскольку бактериофаги могут сцепляться только со специфическими рецепторами на поверхности бактерий, с которыми они могут взаимодействовать».

Хотя бактериофаговая терапия была по большей части забыта в других частях мира, в СССР продолжались исследования в данном направлении, а Институт Элиавы в Тбилиси был центром этих исследований. После распада Советского Союза некоторые предприниматели начали рассматривать возможность коммерческого развития этой сферы.

Фирма «Биохимфарм», основанная в начале 1990-х годов ветераном Института Элиавы доктором Алексо Голиашвили, добившимся известности благодаря открытию фагов, способных бороться с серрациями и клебсиеллами – штаммами бактерий, которые обычно поражают ослабленных пациентов в больницах.

«1990-е годы, с характерными для них перебоями в подаче электроэнергии и экономическим спадом, возможно, не были идеальным временем для создания микробиологической компании, – сказал Голиашвили. – Но приватизация государственных учреждений дала мне и моему деловому партнеру возможность взглянуть на новые возможности для применения фагов».

Сегодня «Биохимфарм» готовится запустить сайт для продажи своих фармацевтических препаратов за рубежом. А сын Голиашвили, Рати, запускает стартап, специализирующийся на использовании бактериофагов для предотвращения морской болезни и стимуляции роста полезной кишечной флоры.

«Мы надеемся, что это будет способствовать развитию фаговой терапии в других районах мира», – сказал старший Голиашвили.

Другие бывшие сотрудники Института Элиава последовали примеру Голиашвили. Например, Алавидзе в начале 2000-х годов основала свою клинику – «Центр фаговой терапии» – специализирующуюся на лечении пациентов из-за рубежа. Идея родилась, когда Алавидзе занималась лечением трехнедельной девочки, которую собиралась удочерить семья из США. Когда усыновители увидели, насколько эффективным было лечение, «они спросили меня, не могу ли я основать центр, где могли бы получить помощь люди из любой точки мира», поделилась Алавидзе.

Внедрение фаготерапии в Соединенных Штатах и Европе пока идет медленно. В США препятствием для одобрения данного типа лечения Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов является отсутствие исследований и рецензируемых публикаций на английском языке. Но грузинские клиники и фирмы, специализирующиеся на бактериофагах, настроены оптимистично.

«Я вижу светлое будущее, – сказала Алавидзе. – Знания о фагах начинают распространяться на международном уровне, и уважаемыми медицинскими исследователями проводится все большее число клинических исследований, доказывающих эффективность фагов».

Грузия спасет мир от злоупотребления антибиотиками?

1 / 1
X
> <