X
X

Украина-Молдова: Разные подходы к ожидаемому вмешательству России в выборы

Президент Украины Петр Порошенко разговаривает с премьер-министром Молдовы Павлом Филипом. Молдова и Украина выбрали разные подходы к противодействию российской пропаганде. (Фото: Пресс-служба президента Украины)

Комментарий

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.org

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Молдова и Украина по-разному реагируют на угрозу вмешательства Российской Федерации в предвыборные кампании. Социальные сети, создавшие новую виртуальную реальность, становятся одними из самых эффективных социологических инструментов, особенно в период предвыборных гонок. Блокировка российских соцсетей и информационных ресурсов в Украине в мае 2017 года подвергает испытанию тонкий баланс приоритетов нацбезопасности и свободы слова, особенно в рамках 10-й статьи Европейской конвенции по правам человека. Между тем Молдова пока не предпринимает действий на законодательном уровне.

Украина запретила пользование российскими соцсетями, мотивируя этот шаг необходимостью защитить свое информационное пространство от вмешательства России. «Служба безопасности Украины постоянно фиксирует активное распространение через такие ресурсы антиукраинских призывов к радикальным протестным акциям с использованием оружия», – утверждается на официальном сайте спецслужбы.

«Персональные данные жителей Украины располагаются в России и находятся под контролем ФСБ. Мы не можем с этим мириться, особенно в условиях гибридных угроз. Потому что это прекрасный материал для аналитики», – отметил руководитель аппарата СНБО Украины Петров.

Блокировка поставила вопрос о пропорциональности запрета угрозам, которые могут представлять российские соцсети. Европейский суд по правам человека неоднократно подчёркивал, что свобода слова может быть ограничена «в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественной безопасности», но эти причины должны быть убедительно аргументированы и узконаправленны, и при введении ограничений должен присутствовать «эффективный судебный контроль для предотвращения любого злоупотребления властью».

Украинский адвокат Павел Богомазов отмечает, что процесс определения механизмов контроля со стороны судебной власти – это «достаточно длинный и не прогнозируемый процесс». И поэтому, «скорее всего, механизм реализации указа президента [о запрете российских соцсетей] будет реализован через издание подзаконных нормативных документов органами», отметил он.

В Молдове же только начинается обсуждение вопроса противостояния иностранной и, в частности, российской пропаганде. Депутат молдавского парламента Серджиу Сырбу отметил, что пока блокировка доступа к соцсетям не рассматривается, но украинский опыт внимательно отслеживается.

В Молдове не скрывают роль влияния российских СМИ на ход выборов. «Пока неизвестно, как мы выйдем из всего этого, но ясно, что пропаганда пока очень сильно влияет на безопасность страны. Хотя, пропаганда не только у нас. Это ощущается и в других европейских странах», – сказал Сырбу в интервью изданию Big Planet.

«Российские системы являются серьезным ресурсом влияния и распространения выборочной пропагандистской информации в интересах России, и используются как средство влияния на безопасность [Молдовы]», – прокомментировал ситуацию Сергей Остаф, директор центра CReDO (Молдова).

«Вопрос в том, что же делать для защиты собственного информационного пространства, если российское содержание преобладает? Один из подходов – это поддерживать переход на использование нероссийских продуктов в пользу западных (почтовые, новостные, социальные сервисы). Это можно решить конгломератом возможных мер, включая популяризацию национальных или западных продуктов (нерегуляторная мера) и жесткую регламентацию российских продуктов в части содержания (как регуляторная мера с относительным успехом), или полный запрет использования российских продуктов», – сказал Остаф.

Однако эксперты считают, что в Молдове украинский вариант блокировки российских ресурсов не сработает. «У нас ради решения этой проблемы никто не пойдет на такие радикальные шаги: во-первых, само общество воспримет это крайне негативно, а, во-вторых, будет очень жесткое давление со стороны партнеров по развитию (США и ЕС). Напомню, что именно западные партнеры сказали решающее слово в вопросе запрета на территории Молдовы российских пропагандистских телеканалов, назвав это недемократическим подходом. Поэтому нам придется искать другие методы и подходы», – сказал молдавский политический обозреватель Андрей Андриевский.

Тревоги Молдовы и Украины относительно роли российских социальных сетей обоснованы. В российской соцсети «ВКонтакте» зарегистрировано свыше 380 миллионов пользователей. Согласно рейтингам израильской компании Similarweb, «ВКонтакте» находится на пятом месте по посещаемости в мире. Ресурс популярен преимущественно в постсоветских странах, где сетью пользуются от 1/3 до ½ населения. Исключение – Азербайджан, где влияние «ВКонтакте» значительно ниже, хотя сам ресурс указывает страну среди ТОП-10 в своей географии. Более половины пользователей – старше 25 лет, то есть самая социально важная прослойка населения в плане влияния на социально-политические процессы.

«Эти технологии однозначно будут использованы в политических процессах, аналогично выборам в США и в Европе. Использование этих технологий может смоделировать влияние по крайней мере на 10-15% населения, чтобы достичь определенных результатов», – подчеркнул Остаф.

Российские сети и информационные ресурсы сотрудничают с официальными властями РФ – как на уровне закона, так и на уровне бизнеса. Российские соцсети попадают под жесткие документы «пакета Яровой», обязывающего операторов связи и владельцев мессенджеров предоставлять переписку пользователей. В то же время руководитель аппарата СНБО Украины Валентин Петров заявил, что ФСБ в российских ресурсах контролирует данные в том числе украинских пользователей.

«Интернет ресурсы стали орудием сильного влияния, так как они позволяют структурировать и собирать информацию о пользователях, использовать эти данные для создания влияния на поведение на основе собранных, изученных данных», – отметил Остаф.

Российские соцсети стали ярким примером гибридного оружия. Санкт-петербургская компания «Интернет-исследования», по сообщениям, управляет «фабрикой троллей», используя социальные сети «ВКонтакте» для распространения информации на острые политические темы (в том числе о войне в Украине и Сирии).

К подобному сбору информации и оказанию влияния эксперты относят в том числе феномен «групп смерти», распространенных ранее на страницах «ВКонтакте». «Если внимательно анализировать то, как проводятся эти «игры смерти», то очевидно, что это технология работы с социумом. Ведь сломать у человека один из сильнейших инстинктов – инстинкт самосохранения – это задача, которую можно решить только с помощью использования очень серьезных наработок психологов и социологов» – сказал Андриевский. Он предположил, что в данном виде технология «синего кита» вряд ли может быть использована в политических целях, но добавил, что «скорее это была обкатка каких-то отдельных элементов технологии влияния на общество. Например, изучали подавление воли или отрабатывали создание массовых секретных сообществ. И вот уже эти отдельные элементы могут быть использованы в рамках каких-то других проектов по формированию общественного сознания».

Сегодня с уверенностью можно сказать, что соцсети сформировали новый тип социологии: новые методы сбора, анализа данных и формирования новых подходов влияния на людей. Учитывая предпринимающиеся усилия по обращению этих методов в военно-политических целях, потребуется выработка новых методов противодействия потенциальным угрозам.

Марианна Присяжнюк является журналистом информационного агентства «РБК-Украина», а также сотрудничает с изданиями в Молдове и Беларуси. Она специализируется на темах юстиции, правоохранительной деятельности и безопасности.

Украина-Молдова: Разные подходы к ожидаемому вмешательству России в выборы

1 / 1
X
> <