X
X

Россия: СМИ кричат о загранице, но молчат о внутренней политике

Процесс исчезновения внутренней политики с центральных каналов российского ТВ начался еще в начале «нулевых», но достиг апогея после обострения российско-украинского конфликта в 2014 году. (Фото: Кадр из выпуска новостей российского «Первого канала»)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Информационный поток, генерируемый российскими государственными и окологосударственными телевизионными каналами, уже несколько лет характеризуется фактическим отсутствием внутриполитической тематики.
 
Процесс исчезновения внутренней политики с центральных каналов российского ТВ начался еще в начале «нулевых» и шел параллельно с возрастанием государственного контроля над этими каналами.
 
Своего пика эта тенденция достигла в начале 2014 года во время украинского «Евромайдана» и начала российско-украинского конфликта – и с тех пор положение дел в целом остается без существенных изменений.
 
В качестве примера рассмотрим один из недавних выпусков информационно-аналитической программы «Вести недели с Дмитрием Киселевым».
 
Программа начинается с анонса ее основных тем:
 
«Вроде съезд китайской компартии, а следят за ним в эти дни все мировые биржи. Куда Пекин ведет за собой планету?», «Глубинные смыслы слов Путина на Валдайском клубе… Что есть альтернатива международному хамству?», «Актрисы Голливуда в едином строю. Теперь, чтобы подтвердить звездность, надо заявить, что к тебе приставали», «Тем же салом по сусалам. В Киеве – третий Майдан?», «Как на земле выглядит то, что США называют своим лидерством на Ближнем Востоке?», «Почему так неотесанно грубо вели себя французские жандармы с художником Павленским?», «Турецкий поток. Новый газопровод в обход Украины».
 
Нетрудно заметить, что в шапке программы не заявлено ни одной полностью внутриполитической новости. Единственная анонсированная новость, имеющая хотя бы некоторое отношение к внутренним российским делам – это выступление Путина в Сочи на заседании клуба «Валдай». Однако и в этом случае дается понять, что речь пойдет, прежде всего, о внешнеполитических проблемах.
 
Именно вышеупомянутое выступление Путина и становится первым сюжетом рассматриваемого выпуска программы «Вести недели». Собственно внутриполитической тематике в двадцатиминутном сюжете уделено две с половиной минуты. Речь в них идет об обновлении губернаторского корпуса и о выдвижении Ксенией Собчак своей кандидатуры на президентский пост, но при этом не приводится никакой конкретной информации, проясняющей данную тематику. Далее в программе не появляется ни одной внутриполитической темы в принципе, и это при том, что выпуск (за вычетом рекламы) длится более полутора часов. Репортаж о проходившем в Сочи XIX международном фестивале молодежи и студентов невозможно рассматривать в качестве сюжета о внутренней политике именно по причине международного статуса фестиваля.
 
Рассматриваемый выпуск «Вестей недели» является яркой иллюстрацией заявленного в заголовке тезиса. Впрочем, следует заметить, что внутренняя тематика все же появляется в информационных и аналитических программах центральных каналов российского ТВ, но имеет весьма специфический характер. Отчасти «внутренние» сюжеты напоминают свои позднесоветские аналоги, но только отчасти. В первую очередь, таким сходством обладают материалы апологетического характера, посвященные активности высших должностных лиц страны, причем по относительному объему этих материалов современные программы часто опережают программы советские. Однако в течение последних трех лет внешнеполитическая тематика нередко оттесняла сюжеты о российских лидерах на второй план.
 
Советские информационные программы имели постоянную структуру. Как правило, начинались они с внутренних новостей (жестко цензурируемых, в основном состоявших из отчетов об официальных мероприятиях, сообщений об успехах промышленности и сельского хозяйства), затем шли внешнеполитические новости, далее новости культуры, за которыми следовал спортивный блок и прогноз погоды.
 
Нынешние российские информационные программы не имеют подобной жесткой структуры. Они могут, в отличие от советских, включать в себя сообщения о некоторых внутренних форсмажорных ситуациях – к примеру, таких, как природные катастрофы или террористические акты. Больше внимания (по сравнению с позднесоветским периодом) уделяется сюжетам о российской армии и положении дел в военно-промышленной сфере. Остальные сферы индустрии при этом освещаются куда менее подробно. Как и в советские времена, полностью исключена критика действий высших должностных лиц и государственных институтов. Что же касается оппозиции, то о ее деятельности, либо, как и в советских информпрограммах, не говорится вовсе, либо говорится в негативном ключе. Многие события и проблемы, активно обсуждаемые в негосударственной прессе, блогах и социальных сетях, государственными информационными программами практически полностью игнорируются. В качестве примера можно привести скандалы вокруг фильма «Матильда» или вокруг докторской диссертации министра культуры.
 
В результате просмотра российских информационных телепрограмм сторонний наблюдатель мог бы сделать вывод, что внутри России не происходит никаких событий, не идут никакие социально-политические процессы, полностью отсутствует какая бы то ни было динамика, поскольку не сообщается ни о каких трудностях, трениях, коллизиях (за исключением «иностранного вмешательства» или иных влияющих на внутрироссийскую политическую ситуацию внешних факторов).
 
В итоге Российская Федерация, если смотреть на нее глазами ведущих информационно-аналитических выпусков на российском ТВ, предстает практически полностью объективированной страной, не имеющей собственной субъектности, никак не проявляющей себя для самой себя, для своих граждан, и существующей только по отношению к внешнеполитическому «другому».
 
Может сложиться впечатление, что внешнеполитическая активность Российской Федерации связана, прежде всего, с необходимостью заполнить внутренний информационный вакуум, поскольку в отсутствие у России внешнеполитических проблем информационные сюжеты оказались бы в принципе лишены какой-либо интриги и напряженности – что власти РФ, используя информпрограммы, определяют государство РФ практически исключительно через его отношения с внешним миром.
 
Грядущие в марте 2018 года президентские выборы вряд ли изменят ситуацию сколь-нибудь существенным образом. Опыт предыдущих выборов показывает, что предвыборная кампания не становится серьезным информационным поводом для центральных телеканалов, поскольку кандидаты от находящейся у власти группировки избегают публичных дебатов с другими кандидатами и остаются практически закрытыми для независимых СМИ.

Россия: СМИ кричат о загранице, но молчат о внутренней политике

1 / 1
X
> <