X
X

Узбекистан: Освободившийся из заключения бизнесмен продолжает верить в систему

This is the story subtitle

Несмотря на перенесенные им тяготы, бизнесмен Олим Сулаймонов говорит, что готов попытаться изменить систему изнутри. (Фото: EurasiaNet.org)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Если судить по странице Олима Сулаймонова в Facebook, то не скажешь, что это человек, готовый бороться с системой.

В одном из январских постов фигурирует кадр из новогоднего обращения президента РУ, за которым следуют искренние слова похвалы в адрес главы государства со стороны Сулаймонова.

Но среди высказываний в поддержку властей можно найти упоминание о том, что бизнесмен недавно освободился после уже второй отсидки в местах не столь отдаленных.

«Если человека два раза хотели сломать, и он опять встал – это характер», – говорится в его сообщении от 3 декабря.

Сулаймонов винит в своих проблемах вышедшую из под контроля и не подчиняющуюся закону судебную систему. Eго единственная надежда – поговорить с президентом Шавкатом Мирзиёевым, чтобы объяснить, с какими трудностями приходится сталкиваться ему и другим предпринимателям.

На встречу с корреспондентом EurasiaNet.org Сулаймонов пришел c толстой папкой, набитой документами по его делу и, не дожидаясь вопросов, сразу начал доказывать, что его осудили несправедливо.

«Я ищу справедливости и хочу доказать, что меня посадили по ложному обвинению», – сказал Сулаймонов, эмоциональный человек 53 лет, сохранивший неизменный оптимизм.

Впервые проблемы с властями у него начались в 2010 году, когда, по его словам, после отказа дать взятку в размере 20 тыс долларов сотруднику генеральной прокуратуры счета трех его компаний закрыли и против него возбудили уголовное дело. Он писал жалобы и пытался доказать, что невиновен, но это не помогло.

Получив 12 месяцев, он освободился из тюрьмы лишь в августе 2011 года, но решимости не потерял.

«У меня прошло чувство страха, и я понял, что если ты прав, то должен бороться до конца», – заявил он EurasiaNet.org.

Сулаймонов вновь открыл свою компанию и начал заниматься строительством, производством моющих средств и экспортом сельхозпродукции. Уже казалось, что жизнь налаживается, но весной 2016 года к нему вновь пришли из прокуратуры.

Согласно его версии событий, на этот раз Сулаймонова попросили перевести на счет прокуратуры 203 млн сумов (около $67 тыс по официальному курсу), что ему пришлось сделать. Но вдобавок сотрудник прокуратуры вымогал еще 30 тысяч долларов наличными. Сулаймонов категорически отказался заплатить, и счета его компаний заблокировали.

Но затем мелькнул луч надежды. В сентябре того же года скончался президент Ислам Каримов, правивший страной на протяжении четверти века. К власти пришел бывший премьер-министр Шавкат Мирзиёев, который обещал помочь в развитии бизнеса и решении проблем, мешающих предпринимателям. В частности, обращаясь к депутатам парламента в конце 2016 года, он сказал, что власти препятствуют развитию бизнеса.

«Нельзя отбирать деньги и закрывать счета предпринимателей. Ведь они дают работу людям. Если есть факты нарушения законов с их стороны, то пусть этим лучше занимается хозяйственный суд», – сказал глава государства.

Сулаймонов от чистого сердца поверил президенту. Но в это время у него в офисе продолжалась очередная проверка со стороны прокуратуры.

Отчаявшись, предприниматель 10 октября записал видеообращение и выложил его в YouTube. В социальных сетях начали обсуждать его дело. После обращения с жалобой на работников правоохранительных органов в виртуальную приемную президента РУ, бизнесмена пригласили на государственное телевидение на шоу-программу, посвящённую проблемам бизнеса.

Сначала казалось, что все налаживается. Сулаймонова вызвали в генеральную прокуратуру и обещали дело пересмотреть. Счета его компаний разблокировали.

Но затем его обвинили в мошенничестве и клевете, и 2 февраля 2017 года Ташкентский городской суд вынес приговор о заключении его в тюрьму сроком на три года.

«В какой-то момент я не выдержал и сдался, когда пригрозили посадить в тюрьму вслед за мной моих дочерей. Ведь они работали в нашей семейной фирме по производству моющих средств. Мои дети – самое дорогое, что есть в моей жизни», – поделился бизнесмен с EurasiaNet.org.

В декабре он был освобожден по президентской амнистии.

Чувство справедливости и настырность, по словам Сулаймонова, ему привил с детства его отец Рахмон Каримбеков, ветеран Второй мировой войны и кавалер нескольких орденов за боевые заслуги. После победы Каримбеков вернулся в свой кишлак, где ему предложили стать председателем колхоза, но он отказался. Захотел стать бригадиром, и так и проработал на хлопковых полях до пенсии. Мать Сулаймонова Фатима до пенсии трудилась воспитательницей в детском саду.

В семье было шестеро детей, и Сулаймонов был самым младшим. «Я вырос в очень простой семье. Основным доходом семьи была заработная плата моих родителей, и мы постоянно испытывали нужду в деньгах. Поэтому когда мы немного подросли, то решили держать домашний скот, чтобы хоть как-то помочь родителям», – рассказал он EurasiaNet.org.

Свои первые деньги Сулаймонов заработал, когда ему было 11 лет. «Мама готовила из молока кефир, и после школы я продавал его на улице по 20 копеек за литровую банку. Каждый день я приносил домой 2 рубля. Однажды летом строители, работавшие недалеко от нашей улицы, попросили вместо кефира айран (напиток из кислого молока). Я из одной банки кефира сделал две банки айрана. Так на десяти банках кефира я заработал 4 рубля вместо 2. Вот тогда во мне и проснулся предприниматель», – сказал EurasiaNet.org Сулаймонов.

Но в советское время ведение полноценного бизнеса было приравнено к уголовному преступлению, и поэтому об этом Сулаймонов не мог даже помышлять. После окончания школы в 1982 году он прошел курсы водителей, а осенью того же года его призвали в армию. Отслужив два года, он вернулся домой. После работал водителем на автопредприятии.

В 1998 году, когда Сулаймонов устроился на фирму по продаже аккумуляторов и запчастей для автомобилей, у него появилась возможность заняться бизнесом. «Это было для меня хорошей школой предпринимательства. Я научился торговать и общаться с клиентами», – сказал он EurasiaNet.org.

В 2009 году Сулаймонов открыл свою первую компанию по оптовой торговле. В бизнес вложил все свое имущество – дом, участок земли. Но как только дела пошли в гору, начались проблемы.

После последнего ареста Сулаймонова сначала держали в Ташкентской городской тюрьме, а затем перевели в колонию №57 в Алмалыке (80 км от узбекской столицы). В заключении его все знали как борца с прокуратурой, поэтому как надзиратели тюрьмы, так и заключенные уважали его. Многие сокамерники обращались к нему за советами.

По словам Сулаймонова, условия содержания были ужасными. Многие болели, а лекарств, даже самых простых, не хватало. Он жил в бараке, где размещались 10 человек. Днем заключенных вывозили на сбор хлопка и на кирпичный завод.

«Единственным утешением были письма моего сына. Я их целовал, когда получал, и всегда повторно читал старые письма. Ведь в тюрьмах нет Интернета и сотовой связи. Можно читать только правительственную газету «Народное слово» и уголовный кодекс», – рассказал Сулаймонов.

Пока он находился за решеткой, семейный бизнес по производству моющих средств пришел в упадок. Семья испытывала нужду в деньгах, и все оборудование пришлось продать, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Несмотря на перенесенные им тяготы, Сулаймонов говорит, что готов попытаться изменить систему изнутри. В 2015 году он вступил в ряды Либерально-демократической партии Узбекистана, представляющей интересы предпринимателей (от этой же партии, кстати, выдвигались в президенты Каримов и Мирзиёев). Теперь Сулаймонов хочет баллотироваться от этой партии в депутаты ташкентского городского совета.

Но самая главная задача для предпринимателя, по его словам, это добиться встречи с президентом Мирзиёевым. Он считает, что беседа с главой государства будет открытой и честной.

«Я хочу высказаться по следующим вопросам. Во-первых, убрать бюрократические препоны, мешающие предпринимателям. Далее, кардинально изменить банковскую систему, чтобы банк работал на нас, а не мы для банка. Ведь мы не можем свободно распоряжаться своими деньгами на своих же банковских счетах!? Еще, чтобы президент создал такую систему, где правоохранительные органы не вмешивались бы в дела бизнеса, а охраняли закон», – сказал EurasiaNet.org Сулаймонов.

Узбекистан: Освободившийся из заключения бизнесмен продолжает верить в систему

1 / 1
X
> <