X
X

Россия: Импорт взлетел, указывая на провал политики импортозамещения

This is the story subtitle

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Ввоз импортных непродовольственных товаров подскочил почти втрое, несмотря на широко развернутую госпрограмму импортозамещения. Специалисты объясняют рост импорта укреплением рубля и претензиями к качеству российских аналогов импортной продукции. Импортозамещение оправдано в оборонном комплексе и идет на пользу сельхозпроизводителям, а в остальных случаях оно только вредит, считают экономисты.
 
Как растет импорт
 
Импорт товаров из стран дальнего зарубежья в январе-ноябре 2017 года вырос на 24,1% до $181,4 млрд, говорится в данных Федеральной таможенной службы. Более конкретные сведения за этот период отсутствуют. Их можно получить, если сложить помесячную статистику ведомства и сравнить ее с предыдущим годом.
 
За 11 месяцев объем импорта химической продукции из стран дальнего зарубежья вырос на 19% (до $33,4 млрд) – это, помимо самой химии, фармацевтическая продукция, парфюмерия, косметика, моющие средства, полимерные материалы и каучук. Импорт текстильных изделий и обуви вырос на 30,8% (до $10,9 млрд) – хлопка, различных волокон, трикотажной и текстильной одежды и обуви. Наконец, ввоз машиностроительной продукции вырос на 27,9% (до $93,4 млрд), в том числе механического, электрического оборудования, инструментов, оптических аппаратов, а также различных транспортных средств – железнодорожных локомотивов, средств наземного транспорта, летательных аппаратов, судов и плавучих средств.
 
Импорт растет не только в денежном выражении, но и в тоннах. Правда, таможня публикует этот показатель применительно к «важнейшим товарам», которые пересекаются с вышеперечисленными только частично. Тем не менее, если сравнить абсолютный объем импорта из всех стран (а не только из дальнего зарубежья) за январь-октябрь 2017 года и за этот же период 2016 года, можно увидеть, что рост наблюдается практически по всем категориям «важнейших» непродовольственных товаров. Например, вырос объем ввоза хлопчатобумажных тканей (на 53%) и черных металлов (на 48,8%).
 
Почему растет импорт
 
Рост импорта в 2017 году сотрудники РАНХиГС объясняют дальнейшим укреплением национальной валюты. Сопоставление реального курса рубля к доллару и стоимости импорта (в долларах) показывает, что существует сильная взаимосвязь этих показателей. «Это согласуется с гипотезой, согласно которой именно реальный эффективный курс национальной валюты определяет динамику стоимостных объемов импорта. В январе-августе 2017 г. реальный курс рубля к доллару вырос на 19,9% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., что сопоставимо с увеличением импорта в тот же период (+26,8%)», – говорится в исследовании.
 
По многим товарам импорт сокращался лишь в 2015 году, в результате сильной девальвации национальной валюты. Например, по данным РАНХиГС, с конца 2014 по конец 2015 года доля импортной продукции в обороте транспортных средств и комплектующих снизилась до 30%, после чего процесс импортозамещения прекратился. По мере укрепления рубля в 2016 году происходил уже рост импорта этих товаров.
 
Увеличение ввоза иностранных товаров выглядят любопытно на фоне широко развернутой в России программы импортозамещения, которая появилась в 2014 году в результате двух обстоятельств – после ввода санкций Запада (а затем «ответных» санкций России) и в связи с девальвацией рубля, которая привела к сильному удорожанию импортной продукции в рублях.
 
Помимо замещения зарубежного продовольствия, ввоз которого растет несмотря ни на что, правительство пытается заместить импорт в промышленности. Однако ни один государственный орган не ведет специальную статистику ввоза товаров, импорт которых необходимо замещать (не считая продовольствия, которое отслеживает Росстат).
 
Российские аналоги не устраивают промышленность
 
Если взять судостроительную сферу, то летом 2015 года бывший тогда главой Военно-морского флота Виктор Чирков объявил о проблемах, которые делают импортозамещение невозможным. По его словам, в тот момент энергетические установки для гражданских судов и военных кораблей делали в России всего три завода, которые находились в сильной зависимости от импортных поставок. В пример он приводил один из них – «Звезда», который выпускает энергетические установки собственной разработки, в изготовлении которых применяются импортные металлы, части корпуса, составные детали и электрическое оборудование. Например, турбонагнетающие установки импортировались из Австрии, Швеции и Швейцарии, сообщил он.
 
Тогда же находившийся в одном помещении с главой ВМФ заместитель главы правительства РФ Дмитрий Рогозин (курирует промышленность и оборонную сферу) заявил, что программа импортозамещения в этой сфере провалена, а доля импортных комплектующих в судостроительных машинах и приборах составляет 95%. Спустя два года, летом 2017 года, господин Рогозин, судя по всему, изменил свою точку зрения на противоположную, без оглашения каких-либо конкретных данных. Информация о решении озвученных главой ВМФ проблем в судостроении после 2015 года также нигде не публиковалась.
 
Ситуация прояснилась к концу 2016 года, когда судостроители, переключившиеся на закупку российского оборудования, пожаловались на их низкое качество и цену, которая на 30% выше зарубежных аналогов.
 
Отметим, что разворот российских промышленников и госструктур в направлении внутреннего предложения насаждался на законодательном уровне. В период с 2014 по 2017 год правительство регулярно устанавливало для государственных заказчиков разнообразные запреты на импорт продукции. А с 1 января 2017 года аналогичные запреты распространили и на госкомпании.
 
Претензии к российским товарам возникли не только у судостроителей, но и в других сферах. Например, в октябре 2017 года в Москве открылся новый центр управления полетами стоимостью 3,6 млрд рублей с установленным там российским комплексом средств автоматизации управления воздушным движением «Синтез-АР4» (был выпущен заводом «Алмаз-Антей»). До тех пор московский авиаузел работал на шведской системе «Теркас». В результате новая система начала работать со сбоями, а представители авиакомпаний обрушились на нее с резкой критикой.
 
IT-сфера не заметила импортозамещения
 
Отдельного внимания заслуживает ситуация в сфере программного обеспечения и различных IT-продуктов. Государственным органам и госкомпаниям сейчас запрещено закупать иностранные программы (если есть аналоги в России). Эти запреты появились в том числе по причине того, что некоторые производители в последние годы отказывались обслуживать своих российских клиентов (из-за санкций Запада). Например, весной 2016 американская компания Cisco Systems отказала российской таможенной службе (и вероятно, остальным клиентам в России) в обслуживании и продаже новых продуктов. Доля импорта в закупках оборудования видео-конференц-связи (для нужд таможенного ведомства) составляла 100%, в закупках маршрутизаторов – 95%, коммутаторов – 90%, АТС – 55%.
 
Чтобы госструктурам было из чего выбирать, в начале 2016 года Минкомсвязь РФ создало официальный реестр отечественных разработчиков программных продуктов, в котором сейчас 3970 компании. Госорганы и госкомпании теперь выбирают поставщиков из их числа. Данные об импортозамещении в этой сфере отсутствуют.
 
Во всей IT-сфере (ПО плюс электроника) ситуация несколько иная. Если открыть рейтинг IT-компаний в России, распределенных по объему заработанной прибыли в 2016 году, можно увидеть, что первые места делят между собой фирмы, принадлежащие иностранным компаниям (или работающие в их интересах). Больше всего чистой прибыли за год получила компания «ЛГ электроник рус» (LG) – 7,3 млрд рублей, что почти втрое больше, чем в 2015 году. На втором месте – «Эппл рус» (Apple) с прибылью 6,4 млрд (годом ранее она заработала всего 7,2 млн). На третьем – «Самсунг электроникс рус Калуга» (Samsung), получившая 6,3 млрд (вдвое больше, чем годом ранее).
 
«Импортозамещение если и происходит, то настолько неспешно, что не может пошатнуть позиции и сдержать рост иностранных игроков. Их доля в суммарной выручке и прибыли рейтинга увеличилась до 50,5% и 60,9% соответственно»,– заявил Александр Левашов, главный редактор TAdviser (составитель рейтинга).
 
Вред импортозамещения
 
Импортозамещение допустимо в секторах, связанных с безопасностью России (в оборонно-промышленном комплексе, в сельском хозяйстве), считает заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. В остальных случаях агрессивная политика государства в попытке заместить импорт приносит экономике больше вреда, чем пользы, считает он.
 
По его наблюдениям, от этой политики выиграли в основном сельхозпроизводители, некоторые виды химических производств и фармацевтика, а также частично сферы выпуска сельзохоборудования и бытовых приборов. Производство большинства остальных видов оборудования скорее пострадало от импортозамещения или никак на него не отреагировало. По мнению профессора Российской экономической школы Натальи Волчковой, импортозамещение в стране не сработало в принципе, и причин для такой политики не было и до сих пор нет.

Александр Аликин является независимым корреспондентом.

Россия: Импорт взлетел, указывая на провал политики импортозамещения

1 /
X
> <