X
X

Узбекистан и Таджикистан – катализаторы регионального сотрудничества в сфере водопользования?

Строительство Рогунской плотины на юге Таджикистана возобновилось 29 октября 2016 года. Плотина является для Таджикистана приоритетным проектом, и правительство Узбекистана недавно смягчило свою позицию по этому вопросу. (Фото: Пресс-служба президента Республики Таджикистан)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Продолжающееся сближение между Узбекистаном и Таджикистаном может стать стимулом для активизации региональных усилий по поиску решений одной из ключевых стратегических проблем Центральной Азии – обеспечения рационального водопользования.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев придает вопросу рационального водопользования большое значение. На Генассамблее ООН в 2017 году узбекский лидер подробно высказался об остроте данной проблемы для Центральной Азии и необходимости наладить региональное сотрудничество в этой сфере.

«Проблемы воды, мира и безопасности неразрывно связаны, – заявил Мирзиёев в ООН. – Нет альтернативы решению водной проблемы, кроме как с учетом интересов стран и народов региона».

Сегодня в Алматы начнется Центральноазиатская конференция по вопросам изменения климата, которая позволит проверить приверженность Мирзиёева сотрудничеству и оценить шансы на прорыв в вопросе налаживания рационального распределения водных ресурсов. На конференции соберутся правительственные чиновники, ученые и другие заинтересованные стороны со всего региона для обсуждения вопросов, связанных с осуществлением Парижского соглашения и Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

На протяжении большей части постсоветской эпохи расходящиеся приоритеты стран Центральной Азии казались непреодолимыми. Многие считали, что значительным камнем преткновения было сопротивление со стороны Узбекистана.

После смерти Ислама Каримова в 2016 году и прихода к власти Мирзиёева самая густонаселенная страна Центральной Азии взяла курс на налаживание сотрудничества с соседями по целому ряду региональных проблем.

Стратегия развития Узбекистана на 2017-2021 годы подчеркивает, какое значение Мирзиёев придает вопросу рационального водопользования. Стратегией предусматриваются комплексные реформы в сельскохозяйственном секторе Узбекистана с целью сокращения потребления воды, в первую очередь за счет повышения эффективности водопользования. Если все пойдет по плану, то реформа развернет страну совсем в ином направлении. При Каримове правительство Узбекистана, как правило, игнорировало острейшую проблему напрасной траты воды и бесхозяйственности. В течение многих лет узбекские власти предпочитали подчеркивать роль Таджикистана и Кыргызстана в усугублении катастрофы на Аральском море, не признавая свои проблемы с неэффективным использованием водных ресурсов.

Для налаживания регионального сотрудничества особо важны двусторонние отношения Узбекистана и Таджикистана. На протяжении почти двух десятилетий отношения между Ташкентом и Душанбе носили по большей части недружественный характер. Значительный вклад вносила личная неприязнь между Каримовым и его таджикским коллегой Эмомали Рахмоном, но сыграли свою роль и усилия Таджикистана по строительству Рогунской дамбы, обещающей полностью изменить статус-кво в сфере водопользования, что вызвало раздражение узбекской стороны.

Плотина является для Таджикистана приоритетным проектом, и правительство Узбекистана во главе с Мирзиёевым смягчило свою позицию по этому вопросу. В свою очередь, в ответ на смягчение политики Ташкента Душанбе также больше открылся для диалога.

После прихода Мирзиёева к власти узбекские власти инициировали сближение с Таджикистаном и на других направлениях. За последний год страны достигли нового соглашения о визах, урегулировали спорные вопросы касательно демаркации границы, и возобновили авиасообщение и торговлю природным газом. Ташкент даже предложил построить Пскемскую ГЭС под Ташкентом. Подобный шаг означал бы возрождение в Узбекистане интереса к гидроэнергетике, и усилил бы позиции Таджикистана по Рогуну.

Нормализация узбекско-таджикских отношений могла бы стать катализатором региональных усилий по обеспечению водной безопасности. Существует несколько рамочных соглашений, которые могут способствовать совместному поиску решений, включая Соглашение о сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников, а также Рамочную конвенцию об охране окружающей среды для устойчивого развития в Центральной Азии. Хотя подобные механизмы существовать, политической воли на их осуществление пока не хватало.

Но ситуация может измениться.

«Мы должны устранить причины, которые способствуют конфликту. Мы ищем разумные компромиссы в решении вопросов о границах, водопользовании, транспорте и торговле», – сказал Мирзиёев на организованной ООН в ноябре конференции по устойчивому развитию.

Узбекистан и Таджикистан – катализаторы регионального сотрудничества в сфере водопользования?

1 / 1
X
> <