X
X

Узбекистан: Иноятов ушел. Что теперь?

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выступает с речью в парламенте 22 декабря. В своем обращении он призвал урезать власть СНБ, а на этой неделе снял с должности ее председателя. (Фото: Пресс-служба президента РУ)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Этот день в Узбекистане начался символично – с землетрясения. Но оно было ничем по сравнению с последовавшим событием тектонического характера – покинул свой пост 73-летний глава Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана Рустам Иноятов.

Витиеватая официальная формулировка причин ухода Иноятова скрывает тот факт, что он был попросту уволен после более 20 лет службы во главе ведомства, развернувшего репрессии против собственного народа.

«Иноятов … войдет в историю в качестве одной из самых жестоких фигур на постсоветском пространстве, человека, ответственного за создание одной из самых жутких и могущественных спецслужб во всем регионе, – сказал Eurasianet.org Стив Свердлоу, исследователь по Центральной Азии в международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч». – Иноятов имеет личное отношение к самым вопиющим нарушениям прав человека за последние 22 года, включая лишение свободы тысяч людей по политическим мотивам, широкое распространение пыток, и резню в Андижане, где в 2005 году были убиты сотни в основном мирных демонстрантов».

Бывший сотрудник Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко как-то назвал Иноятова «последним сталинистским политиком среди элиты страны».

Новым руководителем СНБ был назначен 52-летний Ихтиёр Абдуллаев, до этого занимавший должность генерального прокурора Узбекистана. Впервые в истории Узбекистана СНБ возглавил не профессиональный чекист. Хотя в истории бывшего СССР были случаи, когда во главе КГБ вставали партийные функционеры.

На Абдуллаева будет возложена ответственная и сложная задача – реформировать СНБ и принять участие в разработке нового закона «О Службе национальной безопасности». В своем выступлении на совещании в здании СНБ президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев отметил важность разработки и принятия этого закона в текущем году, чтобы ясно определить основные функции и задачи СНБ и, самое главное, четко разграничить полномочия силовых органов. С момента обретения Узбекистаном независимости силовые структуры страны функционировали в буквальном смысле вне закона.

По мнению узбекского политолога Бахтиёра Эргашева, именно со снятием Иноятова был окончательно завершён процесс перехода власти в Узбекистане. Теперь, после назначения генпрокурора Абдуллаева председателем СНБ, завершен процесс формирования вертикали власти президента Мирзиёева.

«Узбекистан создает традицию мирной, эволюционной смены власти в странах ЦА, – сказал Эргашев Eurasianet.org. – Государство создает традицию ответственной и национально-ориентированной элиты, способной ставить во главу угла не узкогрупповые интересы, а интересы национальные. И это пример для стран и элит региона».

При президенте Исламе Каримове, скончавшемся в 2016 году, СНБ была государством в государстве. Заявленной целью ведомства была борьба с угрозами стабильности, которые, по мнению властей, наряду с террористами и прочими серьезными преступниками включали диссидентов и верующих мусульман. Начав с небольшой структуры, оставшейся после распада СССР, СНБ выросла до огромных размеров, обзаведясь собственными вооруженными силами, гвардией и спецназом.

Другой узбекский политолог Рафаэль Саттаров сказал Eurasianet.org, что с уходом Иноятова часть функций СНБ отнимут в пользу Национальной гвардии, которая сейчас подведомственна Вооруженным силам РУ.

Мирзиёев уже издал указ об отзыве сотрудников СНБ из дипломатических миссий страны за рубежом. «В посольствах есть представители некоторых служб, всё, те времена прошли, я всех завтра верну. Посол – представитель президента. Никто не должен следить за ним», – сказал он в середине января.

Проживающий в Швеции узбекский политический аналитик Пулат Ахунов заявил, что президент осуществляет перестройку спецслужб, т.к. понимает, что за прошедшие годы СНБ обрела слишком много власти и независимости.

«Думаю, что Мирзиёев хочет превратить СНБ в спецслужбу без войск. Он видит СНБ такой, какой был КГБ СССР, малочисленной, но эффективной», – сказал Ахунов Eurasianet.org.

Перестановки в СНБ могут иметь значительные последствия и для экономики страны.

Щупальца данной структуры прочно держали частный сектор. Хотя этот аспект деятельности СНБ плохо изучен и задокументирован, широко распространено мнение, что высокопоставленные офицеры СНБ нажили состояния благодаря контролю этого ведомства над важными секторами экономики, в том числе черным рынком валюты. Любым предприятиям, занимавшимся импортом и экспортом, и, таким образом, нуждавшимся в твердой валюте, приходилось иметь дело с людьми, состоявшими в СНБ или крышуемыми ей.

Поэтому когда в 2016 году Мирзиёев издал указ о либерализации монетарной политики, фактически сделав первый шаг в направлении обеспечения конвертации узбекского сума, данный шаг был воспринят как камень в огород Иноятова.

Но правозащитники призывают не слишком радоваться тому, что пока является лишь кадровой перестановкой.

«СНБ сейчас ведет десятки политически мотивированных уголовных дел, которые следует пересмотреть и закрыть. В частности, это дела журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера Хаёта Насреддинова и писателя Нурулло Отахонова, – сказал Свердлоу. – Истинная реформа СНБ должна включать определение границ мандата данного ведомства, обеспечение соблюдения им прав человека и пересмотр множества политически мотивированных дел».

По мнению руководителя Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, пока неясно, будет ли оптимизм по поводу смерти Каримова и ухода Иноятова реальным или иллюзорным.

«Либо новый глава ведомства Абдуллаев будет в большей степени занят укреплением своей власти, либо он окажется временным на этой должности. Возможно, Абдуллаев и Мирзиёев придут к пониманию того, что смена кадров – это лишь первый шаг к началу реформ», – сказала Атаева Eurasianet.org.

Оптимизм сдерживают опасения по поводу реальных намерений Мирзиёева. Пессимисты указывают на пример Туркменистана, где появившиеся после смерти эксцентричного и корыстного президента Сапармурата Ниязова надежды на либерализацию оказались напрасными.

Умида Ниязова, руководитель правозащитного Узбекско-германского форума за права человека, считает, что уход Иноятова является несомненным благом, но чтобы не скатиться обратно, потребуется провести более перманентные реформы.

«Для устойчивого изменения ситуации нужно строить дополнительные механизмы. В первую очередь, независимые суды, сильное гражданское общество, реально независимые сильные СМИ. Эти институты могут помочь [Мирзиёеву] бороться с коррупцией, беззаконием, разными махинациями, выводить на чистую воду вороватых хокимов (губернаторов), – сказала Eurasianet.org Ниязова. – Но понимает ли Мирзиёев, как важно иметь независимые институты, я не знаю».

Что касается дальнейшей судьбы Иноятова, совсем уж на улицу его пока не выкинули. Было объявлено о том, что он получит кресло в Сенате и должность советника президента.

Однако эти высокие посты не обеспечивают особой безопасности.

Когда в январе прошлого года был уволен глава МВД Адхам Ахмедбаев, его тоже назначили советником президента. Но через три месяца уволили и отправили преподавать в школе милиции. Затем, в декабре, Мирзиёев осудил бывшего министра за «предательское» поведение, а на прошлой неделе стало известно, что Ахмедбаева арестовали.

Узбекистан: Иноятов ушел. Что теперь?

1 / 1
X
> <