X
X

Информационная политика Кремля за рубежом – мягкая сила или война?

Российский лидер Владимир Путин (справа) во время посещения штаб-квартиры международного информационного агентства «Россия сегодня». (Фото: Пресс-служба президента РФ)

Комментарий

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.org

Кремль выбрал путь информационного воздействия за рубежом, целью которого является, скорее, не утверждение собственной мягкой силы, а дискредитация и разрушение мягкой силы конкурентов, в качестве которых он рассматривает страны либеральной демократии. При этом власти РФ вкладывают в ресурсы информационного воздействия беспрецедентные средства, на порядок превышающие суммы, которые тратят на аналогичные области страны Запада.

Использование информационных ресурсов является одной из существенных составляющих того, что политолог Джозеф Най назвал «мягкой силой» государства. Однако относится оно не к базовым элементам мягкой силы (распространение языка, культуры, базовые идеологические принципы, популярность системы образования, науки, здравоохранения и социально-экономической модели в целом, а также авторитетность системы публичной дипломатии), а к элементам вспомогательным, инструментальным, которые обретают значение только благодаря элементам базовым.

Последние несколько лет (в особенности начиная с третьего президентского срока Владимира Путина) российская власть приоритетно развивает один базовый элемент мягкой силы – идеологию. Это идеология консервативного традиционализма и антизападничества. Однако распространение этой идеологии в странах Запада имеет лишь ограниченную целевую аудиторию, представляющую маргинальный крайне правый социальный срез. Поэтому российской властью был выбран путь информационного воздействия, целью которого является, скорее, не утверждение собственной мягкой силы, а дискредитация и разрушение мягкой силы конкурентов, в качестве которых выступают страны либеральной демократии (отмечает сам автор концепции мягкой силы Джозеф Най).

На внутренней арене была сделана отчасти успешная попытка консолидировать российское общество путем существенного снижения самостоятельности СМИ, а также внедрения в социум «патриотической» прогосударственной интерпретации российской и мировой истории, включая такие базовые мемы, как «вековечные попытки Запада уничтожить Россию» и «спасение Россией человечества от фашизма».

Что же касается потока информации за рубеж, то 9 декабря 2013 года Владимиром Путиным было решено создать мощный хорошо скоординированный информационный центр «Россия сегодня» (в частности, в него входит международный многоязычный информационный телеканал RT), который основное внимание уделял бы не российской ситуации, но ситуации в других странах, представляя «альтернативную точку зрения» и «альтернативные факты» в целях воздействия на внутриполитическую ситуацию в этих странах в интересах российской власти.

Этот информационный «кулак» в ситуации «постправды» позиционировал себя не в качестве «глашатая истины», но как именно альтернативную (хотя и тоже проблемную в плане достоверности информации) позицию в мире, где «все врут», поскольку «весь мир такой, что стесняться нечего». Целью такой пропаганды оказалась, прежде всего, именно дискредитация западных СМИ, западной демократии и западного образа жизни как такового, якобы представляющего собой симуляцию декларируемых им ценностей, не отличаясь в этом существенным образом ни от Советского Союза, ни от постсоветской России (последняя при этом призывает «честно» признать международные реалии «закона джунглей»).

В ситуации ускоряющегося развития интернета и социальных сетей сформировалась и вторая составляющая российской информационной «внешней политики». Появились организации, работники которых занимаются публикацией выгодного российской власти контента в соцсетях и оставлением комментариев под теми или иными материалами на интернет-страницах мировых СМИ (прежде всего под статьями, имеющим отношение к России и ее политике). С другой стороны, функцию распространения необходимого контента выполняли автоматические модули. Так появилась армия «путинских троллей и ботов». Следует заметить, что значительное количество таких «троллей» действует фактически независимо, считая себя «российскими информационными воинами», и функционирует, скорее, по принципу аутсорсинга. Российской властью в таком случае просто определяется повестка, которую опытный «тролль» легко выделяет из информационного потока и использует в качестве того, что в современном сетевом и медийном сленге называется «методичкой».

В результате еще несколько лет назад многие мировые онлайн-издания были вынуждены в принципе закрыть или сильно ограничить возможности комментирования материалов. Особенную активность российская «армия троллей и ботов» развила начиная с украинской революции 2013-2014 годов, вновь активизировавшись в 2016-2017 годах. Сегодня весьма широко распространенным на Западе является мнение, что деятельность этой «армии» оказала влияние (некоторые полагают, что влияние существенное) на результаты Brexit и президентских выборов в США. Некоторые западные аналитики и чиновники предполагают, что накал «информационной войны» со стороны России будет лишь усиливаться, и указывают, что необходимо быть готовыми к попыткам со стороны РФ повлиять на результаты промежуточных выборов в американский парламент в конце 2018 года. Промежуточным итогом нарастания озабоченности в США стало объявление информационных источников типа RT «иностранными агентами», а также расследования, связанные с активностью российских «информационных войск» в социальных сетях.

Особую озабоченность ряда западных аналитиков и чиновников вызывает тот факт, что Россия имеет в «информационной войне» существенное преимущество. Подчеркивается, в частности, что власти РФ вкладывают в ресурсы информационного воздействия на другие страны беспрецедентные средства, на порядок превышающие те суммы, которые тратят на аналогичные области страны Запада. Указывается и на то, что страны либеральной демократии ограничены своим гражданским обществом в применении этих проблемных в этическом отношении ресурсов, в то время как гибридно-авторитарные режимы типа российского могут действовать без оглядки на общественные институты.

Российские прогосударственные аналитики и чиновники обычно заявляют, что Россия просто начала использовать средства, которые во враждебных российским интересам целях Запад использовал и ранее – например, при подготовке «цветных революций» на постсоветском пространстве и создании негативного образа России.

В то же время, некоторые западные и оппозиционные российские аналитики утверждают, что опасность российского «информационного оружия» сильно преувеличена, и что в западных СМИ в настоящее время наблюдается своего рода истерия, вызванная особенностями внутриполитической ситуации в тех или иных западных странах. Подчеркивая антидемократизм современного российского режима и его недружественность странам либеральной демократии, они утверждают, что лучшее средство противодействия информационному воздействию РФ – развитие и укрепление собственного гражданского общества.

Информационная политика Кремля за рубежом – мягкая сила или война?

1 / 1
X
> <