X
X

Армения переходит к парламентской республике (и как это отразится на связях с Россией?)

Ожидается, что после президентских выборов РПА назначит Саргсяна премьер-министром.

В краткосрочной перспективе существующая система обеспечивает пассивность населения, но в долгосрочной перспективе напряженность внутри системы может привести к насилию (Фото: Назик Арменакян)

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Власти предержащие в Армении намерены избрать нового президента, завершив неоднозначный переход страны к парламентской системе правления. Правящая Республиканская партия Армении (РПА) утверждает, что реформа демократизирует политическую сферу страны, но критики говорят, что она устранит последние возможности для прихода к власти подлинной оппозиции.

Согласно результатам прошедшего в 2015 году спорного референдума о внесении изменений в конституцию, по истечении срока полномочий президента Сержа Саргсяна в апреле этого года пост премьер-министра станет самым влиятельным в стране, а президентство превратится в церемониальную роль.

Пока никто не выдвинул свою кандидатуру против подобранного Саргсяном преемника. Ожидается, что в ближайшие дни парламент Армении изберет президентом бизнесмена Армена Саркисяна, сейчас являющегося послом в Великобритании.

Многие считают, что затем Саргсян намерен пересесть в кресло премьер-министра.

С 2007 года правящей партией в Армении является РПА. И Саргсян пока не проявлял намерения покинуть свой пост.

«Я не знаю, какой будет политическая ситуация в 2018 году, но если возглавляемая мной политическая сила победит на предстоящих выборах [...] Я буду играть определенную роль в обеспечении безопасности нашего народа, – сказал Саргсян в марте 2017 года. – Я не знаю, в какой роли, но я определенно буду чем-то полезен».

Ожидается, что после президентских выборов РПА назначит Саргсяна премьер-министром. Либо он может остаться председателем правящей партии и фактически серым кардиналом.

По словам критиков, отказ от прямых выборов президента ослабит способность населения сдерживать авторитарные тенденции властей.

«Оппозиции, как правило, легче объединиться во время президентских выборов, – сказал Микаэль Золян, политический аналитик ереванского Центра региональных исследований. – Правительству имело смысл отменить президентскую систему, поскольку она всегда выступала в роли сдерживавшего авторитаризм фактора».

Почти все предыдущие выборы в Армении были предметом ожесточенных споров, а оппозиционные силы обвиняли правительство в жульничестве начиная с 1990-х годов. В марте 2008 года, после выборов, приведших Саргсяна к власти, разразились протесты, которые были подавлены правительственными силами. Погибли десять человек.

«Существует миф, что парламентская система несет демократию, – сказал Золян. – Это во многом связано с провалом президентских систем в регионе после развала Советского Союза. Но совершенно не исключено, что власти предержащие смогут манипулировать и этими системами».

Подобные махинации действительно становятся нормой в регионе, непривычном к демократии.

В России в 2008 году Владимир Путин поменялся местами со своим премьером Дмитрием Медведевым, чтобы формально соблюсти положение конституции, позволяющее президентам занимать свой пост только два срока подряд. Немногие полагали, что Медведев обладал какой-либо реальной силой, и их часто шутливо называли «тандемом». Путин пересел обратно в президентское кресло в 2012 году. В Азербайджане в 2016 году президент просто изменил конституцию, чтобы продлить свой срок, в то время как соседняя Грузия, как и Армения, перешла к парламентской форме правления, чтобы создать возможность для тогдашнего президента Михаила Саакашвили сохранить власть. Но Саакашвили неожиданно потерпел поражение на парламентских выборах 2012 года, проиграв созданному миллиардером Бидзиной Иванишвили альянсу «Грузинская мечта».

«Если в Армении получится то, что не удалось в Грузии, это может стать примером для авторитарных режимов по всему региону», – сказал Золян.

События в Армении, связанные с внесением поправок в конституцию, безусловно, имеют отличительные черты захвата власти.

«Практически не было общественного обсуждения поправок к конституции, – сказал Степан Григорян, бывший советник министра иностранных дел Армении. – Большинство людей не понимают сути новой системы. Многие, например, спрашивают меня, когда будут следующие президентские выборы!»

Более того, референдум в декабре 2015 года по поводу внесения изменений в конституцию и ограничения полномочий президента был омрачен многочисленными нарушениями и обвинениями в злоупотреблениях, подрывавших веру общества в новую систему.

Неясно также, как реформа отразится на экономическом будущем страны и тесных отношениях Армении с Россией.

«Сейчас самый большой вопрос – что будет с нынешним премьер-министром Кареном Карапетяном, – сказал ереванский журналист и аналитик Эмиль Даниелян. – Как ни парадоксально, он одновременно и реформатор, и очень близок к России, наработав связи за десять лет работы в российском энергетическом гиганте «Газпром»».

После назначения Карена Карапетяна в 2016 году миллиардер Самвел Карапетян (однофамилец премьера), построивший бизнес-империю в России, стал влиятельной фигурой в Армении. Премьер-министр и российский миллиардер поддерживают близкие отношения. Последний в прошлом месяце даже одолжил премьеру свой самолет, чтобы тот мог съездить на Всемирный экономический форум в Давосе.

Самвел Карапетян также планирует построить в Армении две гидроэлектростанции и один завод для утилизации мусора с целью выработки энергии. Общая сумма инвестиций составит около 470 миллионов долларов. Сместив премьера, власти могут поставить под угрозу эти проекты, считает Даниелян.

Олигарх высказался с решительной поддержкой премьер-министра. «Мы будем защищать и поддерживать его [премьер-министра], и я уверен, что в ближайшее время голы будут забиваться каждый день», – сказал он журналистам в марте прошлого года.

«Трудно будет уволить Карапетяна», – сказал Даниелян. Коррупция и плохой деловой климат являются приоритетными вопросами для многих избирателей, а премьер-министр, по мнению Даниеляна, является единственным представителем политического истеблишмента, обладающим «знаниями и политической волей, чтобы воплотить эти реформы в жизнь».

Проблема коррупции снова вышла на первый план после начала боевых действий в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года. Сообщения о неадекватном снабжении вдоль линии фронта подтвердили подозрения о коррупции в оборонном секторе.

Ухудшение ситуации в области безопасности также вызвало политический кризис. В июле 2016 года группа вооруженных людей взяла штурмом полицейский участок в Ереване, захватив несколько заложников. Их ключевым требованием была отставка президента Саргсяна. Двухнедельное противостояние привело к гибели двух полицейских и беспорядкам по всему городу в ответ на действия правительства по разрешению кризиса. Согласно результатам опроса, проведенного через год после тех событий, 38 процентов респондентов поддержали действия группы и только 16 процентов осудили их.

«У нас нет реальной партийной системы, – сказал бывший советник МИД Григорян. – Я опасаюсь, что деградация нашей политической системы создаст почву для еще более крайних действий в будущем».

Политическое пространство страны давно выхолощено: правящая партия использует административный ресурс, фактически закрывая прочим силам доступ к власти. В преддверии парламентских выборов в прошлом году расследование, проведенное неправительственной организацией «Союз информированных граждан», выявило, что 114 из 136 опрошенных директоров школ признались, что агитировали в школах за РПА. Сообщения об этом вызвали скандал.

«Люди и в прошлом всегда скептически относились к политике, но всегда была надежда, что оппозиция может по-настоящему бросить вызов, – сказал Золян. – Границы между партией и государством уже стерлись, среди населения растет апатия. В краткосрочной перспективе подобная система обеспечивает пассивность населения, но в долгосрочной перспективе напряженность внутри системы может привести к насилию».

Но пока Ереван, похоже, живет обычной жизнью.

«Честно говоря, я не знал даже, что будет новый президент, – сказал Армен Варданян, специалист по ремонту самолетов, работающий в Объединенных Арабских Эмиратах. – Ни я, ни моя семья здесь, в Ереване, не принимают участия в политике. Мы все знаем результаты выборов до того, как они состоятся, так что какой смысл?»

Армения переходит к парламентской республике (и как это отразится на связях с Россией?)

1 / 1
X
> <