X
X

Азербайджан наращивает производство ковров, но какой ценой?

Страна тратит миллионы на строительство ковровых фабрик. Между тем ремесленники предупреждают об утере традиций ковроткачества.

Ильхам Алиев на открытии ковровой фабрики в городе Губа в декабре. (Фото: president.az)

Азербайджан имеет глубокую историю ковроткачества. Ремесленники – в основном, женщины – передавали навыки из поколения в поколение. Но теперь традиции стали утрачиваться.

«Машины искажают дизайн, региональные традиции теряются, они начинают использовать химикаты и синтетические материалы, – сказала Фатима Агамирзаева, занимающаяся производством ковров и изучением азербайджанских традиций ковроткачества. – Из-за этого азербайджанские ковры потеряли свою репутацию».

И это несмотря на существенное вмешательство правительства с целью придать импульс развитию отрасли. Власти успешно пролоббировали включение ЮНЕСКО в 2010 году азербайджанских ковров в «Список нематериального культурного наследия человечества», а также построили на набережной в Баку посвященный коврам роскошный музей.

Правительство также предприняло попытки поощрения ковроткачества в рамках стратегии по диверсификации экономики и снижению зависимости от нефти и газа.

В 2016 году в Баку была учреждена государственная компания «Азерхалча», которая управляет всеми аспектами ковровой отрасли, включая производство, экспорт, исследования и новые разработки.

К концу 2019 года компания планирует запустить по всей стране 30 ковровых фабрик. Только в первом квартале 2018 года государство выделило 14 млн манатов (около $8,3 млн) на строительство семи объектов.

«Ковровое искусство усиливает нашу страну и в экономическом отношении, так как это – экспортная продукция, – сказал президент Ильхам Алиев в декабре на церемонии открытия одного из заводов компании «Азерхалча» в городе Губа на севере страны. – Мы должны стараться и стараемся увеличить ненефтяной экспорт. Конечно, такие возможности нам предоставит, в первую очередь, развитие промышленности, сельского хозяйства, а также ковроткачества».

Однако кое-кто сомневается в экономической целесообразности государственной поддержки. Согласно финансовым отчетам компании, «Азерхалча» нерентабельна. В 2017 году она понесла убытки в размере 566 253 манатов, что в пять раз больше, чем годом ранее.

«Это результат вмешательства государства в экономику, – сказал Назим Мамедов, экономист и бывший депутат от правящей партии «Ени Азербайджан». – Принятие программы по поддержке ковроткачества – это хорошо. Но для стимуляции сектора было бы лучше создать условия для предпринимателей и предоставить целевые кредиты».

Есть также опасения по поводу ущерба, нанесенного репутации азербайджанских ковров.

Алиев связал работу компании «Азерхалча» с наследием Азербайджана. «Ковроткачество – наше национальное достояние. Вы храните это богатство, развиваете это искусство, – сказал он собравшемуся коллективу фабрики, состоящему в основном из женщин. – Мы тоже помогаем, чтобы это искусство было вечным и передавалось из поколения в поколение».

Но прочие утверждают, что стимулируемая государством индустриализация ковроткачества фактически наносит ущерб этому древнему искусству.

«В промышленных коврах узлы хлипкие, – сказала Агамирзаева. – Работать на машинах намного быстрее: робот может соткать ковер за месяц, а человек – за полгода. Пряжи, которая у нас уходит на производство одного ковра, хватит на три промышленных ковра. И позже, когда машинные ковры продаются на рынке как ручные, продавцы настоящих ковров ручной работы страдают».

Агамирзаева добавила, что условия труда на фабрике по своей природе менее здоровы, чем традиционный способ изготовления ковров дома. «Художник должен иметь возможность остановиться, когда захочет, прогуляться, сесть и отдохнуть, когда не хочет шить, – сказала она. – В противном случае, соткав три или четыре ковра, человек заболеет. Художник должен быть здоровым – именно так создаются шедевры».

Агамирзаева, которой сейчас 63 года, родилась и живет в Губе, одном из центров ковроткачества в Азербайджане. В 1989 году она основала Айгунскую ковровую фабрику и называет себя первой женщиной-предпринимателем в стране. Ее ремесленники сами определяют свой график работы и используют только натуральные красители, сделанные здесь же. Она также следует старым правилам относительно того, какую шерсть использовать. Например, следует использовать шерсть только живых овец и не использовать внешние слои шерсти, которые были подвержены воздействию солнца.

Ее родители также занимались ковроткачеством. По ее расчетам, за время своей работы она обучила 5 000 женщин.

В 2017 году Агамирзаева возглавила создание нового местного государственного коврового производства в селе Альпан Губинского района при содействии Агентства США по международному развитию. По ее словам, когда эта небольшая фабрика выйдет на полную мощность, она создаст рабочие места для 60 женщин.

«Почему правительство не строит небольшие мастерские в деревнях, чтобы людям не было необходимости уезжать в города? – вопрошает она. – Почему все [фабрики компании «Азерхалча»] построены в центре или у крупных автомагистралей? Они их строили не ради ковров – коврам не нужны большие здания, им нужно просто хорошее, теплое отношение».

Дурна Сафарова является независимым журналистом, специализирующимся на освещении происходящих в Азербайджане событий.

Азербайджан наращивает производство ковров, но какой ценой?

1 / 1
X
> <