X
X

В Узбекистане растет культ личности Каримова

На первый взгляд, усиление культа личности Каримова после его смерти кажется парадоксальным.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев возлагает цветы к памятнику Исламу Каримову в январе 2018 года. (Фото: President.uz)

Причудливая табличка у входа в один из выставочных залов столицы Узбекистана гласит: «Сердце, охватившее вселенную».

Возможно, многим жителям страны при воспоминании об Исламе Каримове – правившем страной на протяжении четверти века – на ум приходят не эти слова. 

Но его преемник-реформатор Шавкат Мирзиёев хочет, чтобы его соотечественники думали именно так. 

В выставочном зале на узбекском, английском и русском языках развешены плакаты со следующим высказыванием Мирзиёева: «Ислам Абдуганиевич Каримов своей многогранной политической деятельностью, благородными человеческими качествами оставил неизгладимый след в многовековой истории нашей Родины». 

На первый взгляд, усиление культа личности Каримова после его смерти кажется парадоксальным.

Воплощая в жизнь реформы, внушающие надежду на приход либеральной «узбекской весны», Мирзиёев разрушает наследие своего предшественника. Тем не менее, хотя ключевые элементы наследия Каримова разрушаются, самого его прославляют. 

«С одной стороны, к памятнику Каримова каждый день стоят очереди, его «славное» имя то и дело упоминается в контексте «заслуг и достижений» предыдущей эпохи», – отметил при общении с Eurasianet.org по электронной почте Даниил Кислов, уроженец Узбекистана, ныне живущий в Москве и являющийся редактором информационного агентства «Фергана». 

«С другой, усилия Мирзиёева и его реформы направлены на то, чтобы коренным образом изменить все, что сделано Каримовым – от освобождения политических узников и либерализации
прессы, до экономической реформы и легализации понятия «трудовые мигранты»», – добавил он. 

Последний пункт в словах Кислова был ссылкой на презрение, с которым Каримов относился к сотням тысяч узбекистанцев, которые, по его мнению, позорили свою страну. 

Торжественный вечер в дворце «Туркистон» под названием «Ислам Каримов – основатель независимого Узбекистана». (Фото: УзА)
Торжественный вечер в дворце «Туркистон» под названием «Ислам Каримов – основатель независимого Узбекистана». (Фото: УзА)

Но ларчик, как считает Кислов, отрывается просто: Мирзиеев, возможно, и реформатор, но прослужив при Каримове 13 лет в качестве премьер-министра, он является продуктом предыдущего строя, и поэтому ему необходимо поддерживать культ усопшего президента, чтобы укрепить легитимность собственной власти. 

«Узбекистан остается политической системой с авторитарным лидером во главе. Раньше был диктатор, сегодня – «авторитарный реформатор». От политической воли одного лица сегодня по-прежнему зависит если не все, то очень многое. Такой «патерналистский» характер власти подразумевает опору на незыблемые авторитеты в прошлом», – сказал Кислов. 

Согласно этой теории, Мирзиёеву, отвергая наследие Каримова, все-таки приходится частично опираться на имидж предшественника, сформированный благодаря беспрерывному потоку пропаганды, лившемуся на протяжении четверти века. 

В этом состоит цель «научно-просветительского комплекса, названного в честь первого президента РУ Ислама Каримова» и расположенного в Оксарое, дворце Каримова в Ташкенте. 

К концу года основное здание дворца превратится в музей, а пока здесь открыли огромную галерею с хвалебными портретами, фотографиями и скульптурами Каримова. Экспозиция открыла двери в январе, к восьмидесятой годовщине рождения экс-президента. 

В дождливый воскресный день этой весной толп посетителей в галерее не наблюдалось, но несколько человек ходили по территории, делая селфи на фоне огромной статуи Каримова у входа в Оксарой. У статуи лежали цветы. 

Памятник Исламу Каримову перед президентским дворцом Оксарой в Ташкенте. (Фото: УзА)
Памятник Исламу Каримову перед президентским дворцом Оксарой в Ташкенте. (Фото: УзА)

Затем посетители проходили внутрь здания, чтобы ознакомиться с портретами, стиль которых варьировался от китча до сталинского соцреализма. 

На одном портрете он стоит посреди хлопкового поля, лично управляя экономикой, которая в его правление пришла в полный упадок. А здесь он изображен на трибуне в ООН, обращающимся к международному сообществу. 

Еще на одном портрете, сделанном в 2005 году – когда в Андижане подавили восстание, обрушив на всех без разбора пулеметный огонь – Каримов изображен молодым кадровым работником в костюме, стоящим в окружении старейшин в чапанах и тюбетейках. Согласно подписи под портретом, старейшины благословляли будущего президента на «тяжкий труд и служение народу». 

На других портретах экс-президент изображен в более сентиментальные моменты, например, держа в руках девочку в платье из традиционного узбекского щелка или глядя вдаль вместе с женой Татьяной пока мимо пролетает жаворонок. 

На фотографиях из семейного альбома хорошо представлены Татьяна Каримова и внуки экс-президента. Зато бросается в глаза отсутствие двух его дочерей – Гульнары Каримовой и Лолы Каримовой-Тилляевой. 

«В зале нет их изображений», – признает гид. В ответ на настоятельные просьбы объяснить этот факт он уклончиво отвечает, что ему «ничего не известно ни о чем другом, кроме того, что изображено на этих картинах». 

Отсутствие Гульнары объясняется тем, что в 2015 году она попала в немилость, когда отец посадил ее под домашний арест на фоне бушевавшего вокруг нее международного коррупционного скандала. Сейчас она отбывает тюремный срок по обвинениям в коррупции. 

Сын Гульнары изображен на фотографии в галерее маленьким мальчиком, катающимся на велосипеде рядом с дедом, но сейчас Ислам Каримов-младший выпал из семейного круга и просит убежища в Великобритании. 

Что касается Лолы, ее отсутствие еще более интригует, т.к. она является основателем Фонда Ислама Каримова, стоящего за открытием этого музея. 

Это, вкупе с ее уходом с поста посла РУ в ЮНЕСКО и развалом деловых предприятий семьи в Узбекистане, добавляет убедительности сообщениям о том, что режим Мирзиёева с презрением относится к Лоле и ее мужу-олигарху Тимуру Тилляеву. 

Хотя неудобных членов семьи стерли с полотна истории, культ Каримова продолжит процветать, т.к. экс-президент нужен Мирзиёеву для укрепления собственной власти. 

По словам Кислова, Мирзиёев выбрал Каримова в качестве фигуры из прошлого, вокруг которой общество может объединиться в настоящем. 

Президент России Владимир Путин отдает дань уважения у могилы Ислама Каримова (Фото: Kremlin.ru)
Президент России Владимир Путин отдает дань уважения у могилы Ислама Каримова (Фото: Kremlin.ru)

«Для Каримова таковым в начале 90-х стал Амир Темур – полумифическая фигура, символизирующая могущество власти и ее жесткий характер», – сказал Кислов. 

Узбекская пропагандистская машина давно изображала Каримова гарантом стабильности в Узбекистане, в связи с чем «для Мирзиёева нет символа лучше Каримова», отметил Кислов, добавляя, что «он как бы говорит обществу: мы сохраним каримовские стабильность и мир, ничего не бойтесь, формально ничего странного не происходит, будьте уверены в своем будущем».

Заставить «политически инфантильное» узбекское общество принять идею о том, что Каримов является отцом-основателем современного Узбекистана, так же, как Тамерлан был основателем древней империи, будет не сложно, считает Кислов. Настроение общества «пластичное для управления, добровольно подвластное как новому «отцу нации», так и старым идолам».

Записи в гостевой книге галереи пронизаны лирикой, указывая на то, что пропаганда делает свое дело. 

«Ислам Каримов, которого я уважал и ценил – я любил, и буду продолжать любить тебя, – говорится в одной из записей. – Да прибудет с тобой милость Аллаха».

Джоанна Лиллис является журналистом, специализирующимся на освещении центральноазиатских событий. 

В Узбекистане растет культ личности Каримова

1 / 1
X
> <