X
X

Как трое жителей Москвы создали крупнейшую в России краудфандинговую платформу

Проект сбора денег на музыкальный альбом превратился в крупнейшую в России краудфандинговую платформу.

(Фото: Planeta.ru)

В 2009 году трое жителей Москвы придумали интернет-сервис для предварительного заказа альбомов музыкальных групп. Первый проект — сбор денег на новый альбом музыкальной группы Би-2 — за полгода собрал почти 1,3 млн рублей. Создатели Planeta.ru поняли, что таким образом можно финансировать не только творческие проекты, но и бизнес, общественные инициативы. В 2011 году сайт, ставший одной из первых краудфандинговых площадок в России, запускали уже с шестью разными тематиками.

Благодаря «Планете» более 4 тыс проектов получили почти 872 млн рублей. Ежегодная выручка компании в 2016-2017 годах составила 200 млн рублей.

Как на системе финансирования за счет народных денег отражается российский менталитет и с какими проблемами сталкивается краудфандинг, рассказал гендиректор и сооснователь Planeta.ru.

С чего все началось

Eurasianet.org: Чем занимался каждый из трех основателей до начала работы над «Планетой»?

Федор Мурачковский: Макс (Максим Андрющенко) всю жизнь занимался музыкой, играл в разных группах, Вася (Василий Андрющенко) продавал и распространял музыкальные инструменты, а я развивал розничные сети в недвижимости. Ни один из нас не имел отношения к интернет-проектам.

Eurasianet.org: Идея проекта появилась в 2009 году, но платформа в тестовом режиме запустилась в 2011 году. На что ушло два года?

Мурачковский: На опыт! Набивали шишки. Мы пытались найти рабочую группу, нанимали программистов, которые нас кидали, делали бета-версии, в том числе нерабочие, совершенствовали дизайн платформы, долго разрабатывали ее функционал.

Eurasianet.org: Как вам удалось еще на старте собрать более 1 млн рублей?

Мурачковский: Большую роль в этом сыграл Макс [который часто выступал в СМИ, рассказывая о проекте], ведь люди охотнее доверяют публичным персонам. Плюс мы запустили прямые трансляции концертов на нашем сайте, благодаря чему о сервисе узнавали сразу 10-15 тысяч человек.

Мы были командой энергичных, заряженных людей, которые выступали на фестивалях, консультировали артистов за кулисами, знакомились в гримерках с продюсерами, о чем-то договаривались. Каждый человек привносил что-то свое, в том числе контакты. Проекты, последовавшие за ярким стартом [музыкальной группы] «Би-2» [которая через «Планету» собрала почти 1,3 млн рублей на новый альбом], стали успешными потому, что их «приводили» наши сотрудники.

Тогда я понял, что интернет-бизнес мало отличается от обычного. Одно из главных правил — не теряй никакой возможности. Мы рассказывали о «Планете» и соседу в лифте, и многотысячной аудитории фестивалей. Очень круто замешивать офлайн с онлайном, это отлично работает.

Какие проекты получают деньги

Eurasianet.org: Как менялось число проектов, на которые проводится сбор денег?

Мурачковский: Число проектов выросло со 101 в 2012 году до 2804 в 2016 году. В 2017 году мы «провалились» до 2062 проектов, но за пять месяцев нынешнего года запустили 1378 проектов — больше, чем за тот же период 2017 года.

Растет также доля одобряемых к запуску проектов, в некоторые месяцы она доходит до 75%. Это значит, что авторы серьезнее относятся к своим проектам. Многие поняли, что на личные цели запускать сборы нельзя, и деньги на айфон или свадьбу теперь просят все реже.

Eurasianet.org: Почему на старте 80% проектов было музыкальными, а теперь их 17%?

Мурачковский: Количество музыкальных проектов не уменьшается, просто других проектов становится больше, появляются новые категории. Развитие нашего проекта повторяет западную модель, в которой краудфандинг начался с музыки. Для творческих проектов это один из самых понятных инструментов привлечения денег. Музыканты легко объясняют фанатам, зачем деньги. А тех привлекает участие в жизни любимого исполнителя. Чувство сопричастности для таких проектов играет важную роль.

Eurasianet.org: Какие еще проекты популярны сейчас?

Мурачковский: Второе место по популярности в мире занимают социальные проекты. У нас на них приходится 18%.

Eurasianet.org: А бизнес-проекты?

Мурачковский: На «Кикстартере» (самый популярный в мире сайт для сбора пожертвований на творческие, научные, производственные проекты, видеоигры) они сейчас лидируют, а у нас только начали развиваться.

Я уверен, их доля будет расти, потому что краудфандинг — большое подспорье и для малого бизнеса, которому сложно получить кредит, и для стартапов, которые порой находят инвесторов на «Планете» уже после завершения проекта.

Eurasianet.org: Сколько проектов получают необходимую сумму?

Мурачковский: В среднем каждый третий проект становится успешным. В прошлом году, например, было запущено почти 3 тыс проектов, из них около 800 стали успешными. Это хороший показатель, который к тому же подтверждает, что краудфандинг не легкие деньги. Подготовить проект к запуску — лишь треть дела. Главное, впоследствии активно привлекать внимание к проекту, рассказывать о нем, вовлекать спонсоров. Без этого ничего не выйдет, даже если ты суперзвезда. У нас были неуспешные проекты от известных людей.

Мы тоже могли придумать «Планету» и уехать на острова — схема же работает: авторы приходят, запускают проекты, пользователи их поддерживают. Но мы работаем, расширяем команду, придумываем что-то новое, улучшаем юзабилити [удобство использования] и постоянно рассказываем о нашем проекте. И авторам рекомендуем то же самое.

Как компания зарабатывает

Eurasianet.org: Каких вложений потребовало создание платформы?

Мурачковский: На создание бета-версии платформы я потратил около 10 млн рублей личных денег. Потом был первый раунд инвестирования. Мы, правда, не показали обещанных инвестору результатов, но о нас все говорили, и слава богу, инвестору хватило мудрости продолжить верить в нас. Мы получили второй транш инвестиций.

Мы не приносим огромных дивидендов, но мы создали в стране новую отрасль. У нас немаленькие обороты и большая степень влияния. Я бы даже сказал, что краудфандинг — это шаг к построению гражданского общества.

(Фото: Planeta.ru)
(Фото: Planeta.ru)

Eurasianet.org: Каковы источники финансирования проекта сейчас?

Мурачковский: Сейчас мы самоокупаемый проект, хотя иногда прибегаем к инвестициям. Мы зарабатываем на комиссии с успешно завершенных проектов, на комиссии от продажи товаров в магазине, на логистике, на спецпроектах и рекламе, а также на образовательных услугах: у нас есть общедоступный бесплатный курс, но продвинутое или индивидуальное обучение мы продаем.

Eurasianet.org: Сколько составила выручка в 2017 году?

Мурачковский: Оборот по краудфандингу в 2016-2017 годах составил около 200 млн рублей в год. Превысить этот уровень сейчас сложно: некоторые наши авторы запускают проекты на собственных сайтах, кто-то уходит в ICO [вложения в криптовалюту], кто-то в инвестиции.

Количество проектов, как и число желающих участвовать в них, растет, но, во-первых, проекты разные по финансовым целям, а, во-вторых, немного упал средний чек — народ стал беднее. В результате наша выручка немного снизилась.

Eurasianet.org: Каковы прогнозы по прибыли на 2018 год?

Мурачковский: Думаю, что мы перешагнем порог общих сборов в 220 млн, а то и в 240.

Eurasianet.org: Во что вкладываетесь сейчас?

Мурачковский: В улучшение ресурса [сайта]. Хотим, чтобы он был современный, удобный и безопасный. На разработку всегда уходит немаленький процент прибыли, потому что нам важно становиться приятнее для пользователя. Часть тратим на маркетинг, без интернет-рекламы нам никак. Приличную часть прибыли съедает зарплатный фонд.

Место среди конкурентов

Eurasianet.org: Как вы относитесь к появлению конкурентов?

Мурачковский: Конкуренция мотивирует совершенствоваться. К нам часто обращаются за консультациями молодые крауд-платформы, и я никогда не отказываю. Если будет больше хороших площадок, будет развиваться рынок. За рубежом более 500 площадок, у нас около 30. Это говорит о финансовом благополучии страны.

Eurasianet.org: Каким образом?

Мурачковский: По мировым меркам мы не очень много зарабатываем. В городах-миллионниках еще более или менее, но в регионах!.. Например, не далеко от Москвы есть город Торопец, где 25 тысяч рублей считается очень хорошей зарплатой.

Качественный и количественный рост в отрасли будет тогда, когда люди в регионах перестанут думать, что им поесть зимой, и смогут больше тратить на товары не первой необходимости.

Eurasianet.org: Ваша доля рынка?

Мурачковский: В обороте краудфандинговых площадок наша доля 70% [в России]. Кстати, день нашего рождения — 7 июня — считается днем краудфандинга в России.

На рынке же крауд-технологий в целом доля у нас небольшая. Лидерство за краудлендингом [кредитования физлицами других физлиц или компаний], где речь идет не об издании нового альбома или открытии местечковой кофейни, а о развитии сетевого ретейла, и обороты там совсем другие.

Центробанк оценил весь рынок в 11,2 млрд, а у нас за шесть лет собрано 860 млн рублей.

Что сдерживает развитие

Eurasianet.org: С какими проблемами приходилось сталкиваться за эти годы?

Мурачковский: На старте сталкивались с огромным недоверием, лбом стену пробивали. Потом не хватало денег, людей, особенно квалифицированных. Был переизбыток людей. Переизбытка денег пока не было (смеется). Мы решаем проблемы, но меньше их не становится.

Eurasianet.org: Что мешает развиваться?

Мурачковский: Экономика страны мешает. Людям не хватает денег и уверенности в завтрашнем дне. Мы не продукт первой необходимости. Желание помогать другим у людей появляется либо в критический момент, либо когда все хорошо.

Среди проектов бизнес-категория не очень развита, потому что не в нашем менталитете помогать кому-то развивать бизнес и зарабатывать. С этим работаем, но быстрых изменений не случится.

Как на проект влияет российский менталитет

Eurasianet.org: Приходится ли вам учитывать другие особенности российского менталитета?

Мурачковский: Мы сразу поняли, что должны это учитывать. На мировых платформах, например, деньги переводятся автору, только если он собрал всю сумму. А мы переводим деньги, если проект собрал не менее 50% от требуемой суммы и [если] автор гарантирует, что их хватит на реализацию идеи. Умение экономить — это русская национальная черта.

Часто находятся люди, готовые вместо денег помочь делом — это тоже национальная черта. Но благодаря такому ресурсному участию смета проекта в итоге снижается.

Как будет развиваться «Планета»

Eurasianet.org: На зарубежный опыт равняетесь?

Мурачковский: Я часто говорю, что мы изобрели велосипед. Мы задумались о своем ресурсе в 2009 году, когда появился «Кикстартер», но мы о нем еще не знали. Потом, конечно, поизучали, Василий даже несколько проектов там поддержал, чтобы проверить, как это работает.

Eurasianet.org:  Что делаете для продвижения проекта?

Мурачковский: Для продвижения проекта мы делимся историями успешных авторов. Работаем также со специализированными СМИ. На музыкальном портале, например, рассказываем, как собирают деньги музыканты. На литературном — как [это делают] писатели, и так далее.

Eurasianet.org:  Что в планах на ближайшее время?

Мурачковский: Сделать ресурс максимально удобным и понятным. Облегчить жизнь авторам. Некоторые пеняют на то, что крауд-площадки ничего не делают для авторов. Это неправда: у меня целый кабинет разработчиков вместе со службой поддержки ежедневно по крупицам заново собирают личный кабинет, учитывая все пожелания пользователей — от возможности изменить аватарку на сайте до безопасной привязки банковской карты к профилю.  

Как трое жителей Москвы создали крупнейшую в России краудфандинговую платформу

1 / 1
X
> <