X
X

Выходцы из Центральной Азии осваивают Камчатку

Из-за снижения численности населения Камчатка нуждается в рабочей силе.

View 10 images

Вид на Петропавловск-Камчатский и вулканы Авачинский и Корякский, возвышающиеся над городом. (Все фото сделаны Николасом Мюллером)

Некоторые из приезжающих на Камчатский полуостров, расположенный в восьми часах лету от Москвы, говорят, что создается впечатление, что ты уже не в России.

«Полиция приветствует нас каждое утро и пожимает нам руки. В Москве они хватают нас и увозят, – сказал Мансур, мускулистый уроженец Ташкента, который занят в лесной и рыбной отраслях. – Здесь я могу хорошо заработать, не сталкиваясь с проблемами и нервотрепкой, в отличие от Москвы».

Камчатка – усеянный вулканами выступ суши размером со штат Монтана – является очень удаленной территорией даже по меркам такой огромной страны, как Россия. Предоставление государственных субсидий прекратилось после развала Советского Союза, что привело к резкому росту цен на предметы первой необходимости. Особенно это ощущалось в таких местах, как Камчатка, куда большая часть грузов доставлялась с больших расстояний. Поэтому люди уехали.

Согласно недавнему отчету Фонда Карнеги, более 20 процентов населения Камчатки покинули полуостров с 1991 года. Приблизительно 10 тысяч человек уехали после переписи 2010 года. В настоящий момент население составляет чуть больше 300 тыс человек, причем больше половины его проживает в столице края – Петропавловске-Камчатском.

Сегодня благодаря трудовым мигрантам из Центральной Азии удается остановить снижение численности населения и удерживать на плаву критически важные отрасли.

Феруз, 26-летний уроженец Самарканда, переехал в Петропавловск два года назад в надежде скопить денег на женитьбу. Его депортировали из Москвы за нарушение визового режима.

«Здесь много работы и меньше давления, чем в Москве, более приятные люди, которые гораздо приветливее», – сказал он Eurasianet.org. В зависимости от сезона Феруз может одновременно работать в ресторане, на рыбном заводе и строительных объектах. По его оценке, так же живут сотни, а может и тысячи приехавших сюда выходцев из Средней Азии.

Точное число центральноазиатских трудовых мигрантов на Камчатке неизвестно. Многие из них заняты в теневой экономике. По данным официальной статистической службы Камчатки, за первые пять месяцев этого года количество иностранных посетителей увеличилось до 2 251 человек, что более чем в два раза больше, чем в 2017 году. Около 40 процентов – выходцы из Средней Азии, в основном из Кыргызстана и Узбекистана.

Прежде всего их привлекает заработная плата. По официальным данным, она почти вдвое превышает средние показатели в других городах России.

Согласно данным местных властей более 80 процентов доходов бюджета приходится на долю рыбной промышленности. На Камчатке также располагаются военно-морские базы, в том числе крупнейший в России подводный флот. Военные силы играют ключевую роль в экономике этого стратегического региона, омываемого водами Тихого океана.

И, несмотря на то, что финансовые вливания Москвы значительно снизились по сравнению с советским периодом, Камчатка по-прежнему активно субсидируется. В этом году край получит третий по величине федеральный грант в размере более 39,3 млрд. рублей (587 млн. долларов). Больше выделять только раздираемому насилием Дагестану и бескрайней Якутии, сообщает РБК.

В последние годы Кремль позиционирует Камчатку как туристическое направление. Туристы способствуют поддержанию и увеличению спроса на рабочую силу. В настоящее время идут работы по ремонту и строительству дорог.

Подобные проекты порождают спрос на трудовых мигрантов. Некоторые из них приезжают на Камчатку на сезонные работы; другие живут здесь круглый год.

Дилибек Кучкаров, квалифицированный электрик из Андижана, приехал сюда в прошлом году вместе со своей женой после того, как они оба проработали несколько лет в Москве. Он нашел работу с помощью других проживающих тут узбеков и зарабатывает больше, чем ему платили в Москве, рассказал он за чаем в кафе «Самарканд», местной узбекской закусочной. Кучкаров приносит домой 60-100 тысяч рублей в месяц, в зависимости от сезона. Он может скопить достаточную сумму для ежегодной поездки домой, даже за вычетом 20-25 тысяч рублей, которые он тратит на квартиру.

И в отличие от трудностей, с которыми выходцы из Средней Азии часто сталкиваются в Москве – притеснения со стороны полиции, расизм, бюрократические препоны – мигранты, похоже, с теплотой говорят о Камчатке.

Фарид, например, приехал из Бишкека 10 лет назад, чтобы пожить у родственников.

Сейчас он занимается «икорным бизнесом», осуществляя перевозки лосося и лососевой икры в Москву. Он рыбачит в удаленных от берега акваториях, на значительном расстоянии от столицы края, так как, по его словам, в реках вокруг Петропавловска наблюдается истощение рыбных запасов из-за чрезмерного промысла.

Зима на полуострове не такая суровая, как многие предполагают. «Люди [вернувшиеся в Кыргызстан] до сих пор не знают, что значит жить и работать здесь, и представляют Камчатку не такой, какой она является на самом деле. Для меня здесь не очень холодно, и условия здесь не слишком сложные, невзирая на большое количество снега», – сказал  Фарид.

Николас Мюллер – американский фотожурналист и автор, освещающий события на постсоветском пространстве.

Выходцы из Центральной Азии осваивают Камчатку

1 / 10
X
> <